Актуальное наследие
Социальные инициативы
Семья
Статьи и интервью

Мещангин Владислав Иванович: «Я благодарен Фонду Андрея Первозванного за то, что он делает»

2022 История фонда
Я благодарен Фонду Андрея Первозванного за то, что он делает. И счастлив сотрудничать с ним. Но особенное чувство у меня к участию в программе «Просите мира Иерусалиму». Каждый полёт на Святую землю – это заряд благодати на целый год. Такого человек нигде не сможет получить. Чудо настоящее, когда видишь, как Огонь Господь посылает нам перед Пасхой. Это такое сильное впечатление, которое объяснить словами невозможно.

Про Благодатный огонь

Конечно, есть трудности физические, в нашей делегации некоторые люди в возрасте, им трудно идти пешком, стоять долго в ожидании, но всё это можно преодолеть, всё это не так важно, и потом всё забывается, остаётся только хорошее. Когда везём огонь в Москву, понимаем, какая это ответственность. Но и праздник.

А из Москвы мы с Петром Ивановичем Кононенко вот уже семь лет возим Огонь на Валаам. Это происходит на следующее утро после Пасхи. Там нас уже ждут, встречают Владыка Панкратий с монахами: с крестным ходом, со свечами, с песнопениями. И местные жители приходят, и туристы. И все благодарны Фонду за такую пасхальную радость. И не только за это.

Если вы были раньше на Валааме, то видели, что там везде трава росла, а сейчас стоят памятники, и всё благоустроено.

На Валааме я устанавливал несколько памятников и крест Андрея Первозванного. По преданию святой был на острове и оставил там крест. Сначала мы установили памятник Андрею Первозванному. Самое сложное было найти правильное место для него.

"Особенное чувство у меня к участию в программе «Просите мира Иерусалиму». Каждый полёт на Святую землю – это заряд благодати на целый год".

Про памятники и крест

Любой памятник начинается с проекта, а проект мы сначала в мастерской делаем. Обсуждаем, согласовываем, рассматриваем со всех сторон, а потом его принимает комиссия. И тогда уже готовый образ мы отдаём на отливку и везём на место.

Но прежде, чем сделать проект, надо определиться, где памятник будет стоять. И если говорить о Валааме, то почва и другие особенности – это не главное. Если ты там поставил хоть один памятник, то уже понимаешь, что почвы там полметра-метр, а остальное скала. Это не важно. Фундамент, технические вопросы – всё это можно сделать без проблем. А вот точное место рассчитать, чтобы памятник смотрелся, как надо, вот в этом вся сложность: сантиметров на тридцать влево или вправо увести, сместить вперёд или назад, и будет совсем другой вид.

Конечно, когда поставил более двухсот памятников, ты уже видишь и чувствуешь место, но всё равно нужно походить, помолиться. И Господь покажет то место, где памятник должен стоять. Без воли Божией там ничего не делается.

Про особенности работы

Первый памятник – Андрею Первозванному – легче встал, а второй был Пресвятой Богородице Валаамской. С ним было сложнее. Но через два года и с ним определились, сама Богоматерь место себе нашла у Спасо-Преображенского собора. Владыка Панкратий место определил, и нам понравилось. Мы ведь только проводники этого богоугодного дела.

Памятник Пресвятой Богородице Валаамской.

Что такое строить на острове? Это очень сложно. Мы и в шторм попадали, когда везли гранит и памятник. И погоды не было, когда монтировали того же Андрея Первозванного: ветер начался такой, что очень сильно мешал работе. И когда памятник Богородицы монтировали, начался и дождь, и ветер, хотя перед этим была солнечная погода. Его вообще невозможно было, казалось, поставить.

Техника в монастырь не проходит, приспособлений нет. Приходилось делать вручную многие моменты. Внутрь самого монастыря проходит только трактор, никакой кран не может, там размеры не позволяют в арку пройти. И нам приходилось создавать сооружение, чтобы трактором поднимать памятник, который весит 2-3 тонны, при этом высота три шестьдесят. Но когда нет оборудования, на помощь приходят руки: привязывали верёвки, тянули люди с уклоном, потом подравнивали. Нас было 5-6 человек, справились.

Всё можно сделать, если есть желание, и есть на то воля Божья. Самое главное, что мы чувствовали помощь и поддержку и Богородицы, и Андрея Первозванного. Так что это очень долгая, но при этом не только тяжёлая физическая работа, но и духовная. Потому что мы прекрасно понимаем, что тёмные силы не дают нам выполнять свой труд, ополчаются на нас. Но когда видят, что мы не отступим, они уходят. Как только поставили Богородицу на постамент, выглянуло солнце.

Точно так же и памятник князю Владимиру, который мы поставили на Валааме возле Владимирского собора. Было очень сложно, потому что тоже погоды не было, место было очень трудно определить, да и сроки были сжатые, но всё успели, всё подготовили. И сейчас он занимает достойное место. Открывали его как раз под празднование Крещения Руси князем Владимиром.


В мастерской, где изготавливался памятник князю Владимиру для Валаамского монастыря.

А последний из оконченных проектов – Крест Андрея Первозванного. В этом году его освятил Патриарх. И теперь через столько лет на Валааме снова стоит как бы крест, который водрузил сам апостол Андрей.

И на этом наши проекты не заканчиваются, сейчас мы работаем над новым проектом. Но о нём будем рассказывать, когда сделаем.

О памятнике как иконе

Все памятники и крест – они живые. Это же образ! Если икону мы видим только в храме и не можем ей поклониться, пока в храм не зашли, то памятник – вот он, это та же икона в виде металла или камня. Всем виден всегда. И он несёт свою благодать в течение дня и ночи. Любой человек может в любое время подойти к нему, подержаться, дотронуться, попросить помощи, и он поможет. Я считаю, что памятникам Андрею Первозванному и Богородице можно поклоняться.

Так и бывает. Я видел, как люди подходят и прикладываются к кресту, к облачению памятников. И мне это очень понятно. Это такой зримый образ, вещественный. Я думаю, что и просят о помощи, и молятся. И помогает тем, кто верит, помогает тем паломникам, которые сейчас приходят.

Ведь мы и делаем всё это для людей. Валаам – наш северный Афон, место святое, поэтому хочется его обустроить так, чтобы было и красиво, и духовно. Все работают над этим – и скульптор, и архитектор, и вся команда, которая устанавливает памятники. А потом люди приходят, смотрят и оценивают. Все довольны.

Про памятник в Мессине

Это по-своему удивительный и особенный проект для меня – памятник Русским морякам. Он был осуществлен в очень короткий срок: два с половиной месяца. Когда мы приехали и сказали, что через два месяца мы будем открывать его, нам не поверили. А вот когда привезли памятник и постамент, и там уже сделали фундамент, и всё стали готовить к открытию, вот тогда они поверили: действительно, есть люди, которые реально говорят и делают.

Конечно, здесь есть свои тонкости, определённые моменты, которые только мы знаем. Когда Ил-76 доставил памятник в местный аэропорт, там произошёл шок. Там такой самолёт никогда не видели. А когда памятник выгрузили, пол аэропорта пришли смотреть. Мы даже сразу не могли выехать, потому что он по высоте оказался больше, чем мосты, под которые надо проехать. Целое событие! Все смотрят. Что за памятник такой?

На открытии шли русские военные моряки под музыку севастопольского военно-морского оркестра. Это был незабываемый праздник, потрясающий. И посреди площади встал русский моряк, который держит на руках девочку, спасённую из развалин.

Памятник посвящён событиям 1908 года, когда произошло землетрясение в Мессине, и наши моряки пришли на выручку и спасали местное население. И все тогда на открытии говорили, что давно пора было это сделать – поставить такой памятник. Потому что местные жители до сих пор это помнят, им бабушки и дедушки передавали рассказы. К русским они очень хорошо относятся. И уж теперь это долго будут помнить, я думаю.

Памятник русским морякам в честь событий 1908 года в Мессине.

Так как в Мессине был ещё и Фёдор Фёдорович Ушаков, то мы поставили там же на площади его бюст. А потом местные власти решили назвать эту площадь площадью Русских моряков. Там стоит табличка, в сооружении которой мы тоже принимали участие. Сделали дорожки, полностью благоустроили всю территорию. Получилась красивая  маленькая площадь.

И это тоже огромный труд был, много людей принимали участие. И прежде всего сам выезжаешь, там смотришь всё на месте. А о том, что получилось, дают оценку люди. Отзывались все очень положительно, все были довольны, и повторяли, что надо было это сделать давно.

Про Морской поход

В 2010 году я участвовал в Морском походе, который был посвящён исходу русского воинства из Крыма в 1920 году после гражданской войны. В каждом городе, начиная с Венеции, – в Бизерте, Галлиполи, на Лемносе, в Севастополе – мы оставили мемориальные бронзовые доски в память о тех событиях.

Мы закрепили доски, побывали на кладбищах, помолились, возложили цветы и поклонились всем тем людям, которые в 1920 году ушли из Крыма. В делегации были и потомки эмигрантов, и наши военнослужащие. Мы хорошо общались на корабле, молились всю дорогу, потом попали на военно-морской парад в Севастополе – очень сильное завершение похода.

 Это было великое событие, которое объединило многих людей, целые поколения. Поход положил начало нашему общению, потом состоялась и конференция в Париже, и много других мероприятий, на которых можно было встречаться и разговаривать, но поход был именно началом разговора, началом контакта.

Если человек верен своей жизненной позиции, то никакой поход не может изменить её, а только укрепить. А позиция наша была такая: мы одно целое. Русский мир. Где бы мы ни жили, это не главное. Не должно быть у нас противоречий из-за того, что один живёт в России, а другой за границей. И поход показал, что нет противоречия между старыми людьми, которые уехали после революции и нами, которые всю жизнь прожили на родине. Я даже больше скажу: у них было более сильное движение к нам, у них ностальгия была, они много расспрашивали, много говорили и о себе. И мы понимали, что мы дети одной Родины, и не надо нам ничего делить.

Про Фонд

В Фонде мы все дружим и помогаем друг другу, поддерживаем. С каждым сотрудником у меня хорошие добрые отношения, мы все со всеми пересекаемся на разных программах. И надо сказать, что всё организованно и слаженно проходит.

Я работал и с Еленой Альбертовной Парфеновой, и с Алексеем Паршинцевым, и с Петром Ивановичем Кононенко. И с глубоким уважением отношусь ко всем, особенно к руководству.

И хочу пожелать всем сотрудникам и Владимиру Викторовичу Бушуеву с Владимиром Ивановичем Якуниным многая и благая лета. Пожелать всем сотрудникам счастья, здоровья, благополучия, успехов в творчестве.

Хотелось бы продолжать то, что мы делали. И чтоб ничего не смогло повлиять на доброе и благое дело и в России, и за границей. Возобновить те проекты, которые были у нас, и сделать пусть не так много, но качественно и интересно какие-то новые программы. На благо фонда, России и всех людей.

Материал подготовила Юлия Комарова