Панкратий Епископ Троицкий

Панкратий Епископ Троицкий

Награждение: 2019

Игумен Валаамской обители

– Когда мы впервые с супругой посетили Валаам и прошлись по скитам – это было зрелище угнетающее. А сегодня, когда приезжаешь на Валаам, заряжаешься такой духовной энергетикой. Конечно, это во многом создано трудами владыки, и братии, и еще одно важное обстоятельство – главный колокол Валаама подарен Фондом Андрея Первозванного, – рассказал Владимир Якунин, вручая голубую ленту Епископу Троицкому Панкратию.  

2.jpg

– Одному человеку было бы не под силу сделать то, что сделано за 30 лет на Валааме, - рассказал Владыка. Епископ Панкратий поблагодарил фонд от лица всей братии монастыря и напомнил, что в этот же день празднуется 30-летие возрождения Валаамской обители и восстановления монашеской жизни на острове Валаам. Я считаю, мы встречаем этот праздник не худшим образом: основные храмы и скиты, то есть основные наши святыни, уже восстановлены. Еще многое предстоит сделать, но главное уже сделано.

1.jpg
Сегодня Валаамская обитель выглядит совершенно иначе, и это, во многом, заслуга настоятеля.

 111.jpg

880.jpg

В миру Владислав Петрович Жердев учился на архитектурном отделении Пермского строительного техникума. После переезда на архитектурном факультете Таджикского политехнического института в Душанбе. После окончания института работал художником в издательстве. В 1986 г. поступил в Московскую Духовную семинарию, осенью этого же года после страшного пожара в Московских Духовных школах поступил в братию Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.

900.jpg

По словам самого валаамского игумена, времена тогда были совсем другие – Церковь только начинала восстанавливаться и в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, где он был пострижен в монашество с именем Панкратий 3 июля 1987 года было больше игуменов, чем монахов.

Имя Панкратий было избрано в честь преподобного Панкратия, затворника Киево-Печерского. Уже 18 июля 1987 года Владислав Жердев хиротонисан во иеродиакона, а 8 июня 1988 года – во иеромонаха.

4а.jpg

17 июля 1988 г. возведен в сан игумена, 4 мая 1990 г. – в сан архимандрита. Два года монашества, чтобы стать игуменом – по нынешним временам невозможно.

Юным монахом он мечтал об Афоне, но был отправлен на Северный Афон – как называют остров Валаам, о чём, по его словам, не пожалел ни разу. В книге «Птицы небесные или странствия души в объятиях Бога», написанной монахом Симеоном Афонским, под именем архитектора Виктора знающие люди без труда узнают Владислава, будущего епископа Панкратия.

111000.jpg

Вот что рассказывает сам игумен о начале своего христианского пути:

«Первые книги о монашестве, которые я прочитал, ходили тогда в самиздате, это были «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу» и «Старец Силуан» (кстати, последняя просто перевернула моё мировоззрение). Они посеяли зерно веры в моей душе, пробудили во мне ревностное желание монашеской жизни. Те первые книги показали красоту и величие жизни во Христе, возвышая Православие.

valaam4.jpg

Но всерьёз я задумался о монашестве, когда впервые прочитал Евангелие. На время каникул я приехал к брату в Москву и увидел у него Библию. Это были 70-е годы (ещё до моего Крещения), тогда я учился в школе. Надо сказать, что встретить в советской семье Священное Писание было большой редкостью. Прочитав Евангелие, я понял, что это именно та Книга, которая ведёт к Богу, которая действительно говорит о Пути, Истине и Жизни. После этого я решил для себя: всё, только Церковь, больше ничего.

1000.jpg

И я стал творить Иисусову молитву. В этом мне помогла, как ни странно, статья в журнале «Америка». В ней описывалось прекрасное воздействие на человека от непрестанного повторения священных слов-мантр. Мне сразу пришла мысль: интересно было бы попробовать! Слава Богу, я не знал ни одной мантры: как я буду пробовать, что я буду говорить? В этой статье не было ни одного примера. Единственные священные слова, которые я знал, были «Иисус Христос». Я даже не знал правильного (по-церковнославянски) обращения – «Иисусе Христе», но стал взывать к Нему. Так началось моё обучение Иисусовой молитве, ещё ничего не зная о ней.

3000.jpg

И уже почти заканчивая обучение в Политехническом институте (Архитектурное отделение), на четвёртом курсе я понял, что смысла в моём обучении нет. Меня даже как-то вызвали на беседу в студенческую ячейку курса и стали расспрашивать: «Владислав Жердев, что вы считаете главным в своей жизни – быть настоящим советским человеком или архитектором?». Конечно, архитектором, ведь я пришёл учиться профессии!»

В своих воспоминаниях епископ Панкратий рассказывает о том, что к последним курсам института уже имел представление об архитектуре по-настоящему хорошей. А также…о том, как происходит утверждение проектов в позднем СССР:

«Архитекторов и инженеров в советское время, так сказать, и в грош не ставили. Например, как в те времена запускали архитектурный проект? Вначале конструкторы, пожарные, сантехники утверждали свои нормы и СНИПы, и только после этого бедному архитектору надо было сверху налепить какое-то «произведение». Если они не соглашались, то переделывали, бывало, по несколько раз. Затем подключались экономисты и бухгалтера, которые утверждали одно: «дорого, не экономично», – и, подчиняясь этим требованиям, архитектор должен был проектировать очередную «коробку».

8000.jpg

По словам предстоятеля, в сталинские времена ещё были мастера старой школы, которые знали, как нужно строить, а после Хрущева архитектура совсем обеднела. «Поэтому мне было совершенно неинтересно идти в архитекторы, и на 4 курсе я решил уйти из института. Тут мне встретился один человек, который меня отговорил. Он был как раз верующим и сказал мне: «Ну чего ты – тебе год осталось доучиться, потерпи!». И вот что интересно: прошло много лет, и он пришёл к нам в монастырь послушником» - делится воспоминаниями епископ Панкратий.

 0001.jpg

Вот что рассказывает владыка о своём крещении и последовавших за ним событиях:

«Когда я прочёл в самиздате несколько святоотеческих книг, то принял твёрдое решение креститься. Таинство совершилось после окончания института, в сентябре 1982 года, тайно, в Свято-Никольском соборе города Душанбе.

Благодать, которая нисходит на человека во время этого Таинства, совершенно особая, неповторимая, и Крещение моё сопровождалось такой радостью о Христе, таким обилием благодати… Человеку в тот миг она даётся даром, она не заработанная, словно Господь показывает, как хорошо с Ним быть. Тогда я, конечно, этого не понимал – просто радовался, недоумевая, почему все люди не идут в Церковь, почему так мало прихожан: я каждый день бываю утром и вечером в храме, а там всего лишь три-четыре старушки стоят.

5а.jpg

К этому времени я со своим другом, ныне известным духовным писателем Симеоном Афонским, уже выбирал такую работу, которая нам позволяла бы достаточно много времени проводить в творческом отпуске. Мы искали место для постройки кельи, чтобы жить пустынниками и творить Иисусову молитву. Сколько мы исходили мест в горах Средней Азии! Я очень хорошо знаю эти места, до сих пор помню: это Дарваз, Памир, границы с Узбекистаном, Киргизией. Сам Памир был закрытой пограничной зоной, где однажды нас поймали пограничники. У меня была большая коллекция слайдов, но, к сожалению, она потерялась во всех этих переездах. До сих пор у меня такие остались тёплые чувства об этих поездках, хорошие воспоминания, потому что природа там действительно необычайная, дивные места».

6.jpg

Об этом удивительном путешествии и рассказал Монах Симеон Афонский (иеромонах Симон Бескровный). Он начал свой путь в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, долгое время подвизался в горах Кавказа. Сейчас живет в одном из скитов на Святой Афонской Горе.

 А.jpg

«Напомню, что это было еще в конце 80-х годов – на весь Советский Союз всего 4 монастыря, на 280 миллионов человек. Сколько тогда было монахов? Думаю, что максимум тысяча. Так что монастырь, монашество, конечно, было несбыточной мечтой, другим измерением духа. Не буду скрывать, что в то время мы многим увлекались: восточной литературой самиздатовской, и Рерихом, и всякого рода йогой, буддизмом, Кастанедой, но все это как-то на душу не ложилось, не удовлетворяло духовных поисков» - вспоминает то время епископ Панкратий.

Горящие верой молодые люди вспомнили, что в Душанбе у будущего отца Симеона стоит пустой дом – тут же и решили поселиться там и устроить монастырь. Наверное, и христиане первых веков устраивали так обители…

Вот как описана их жизнь в книге монаха Симеона Афонского «Птицы небесные или странствия души в объятиях Бога», в этой книге епископ Панкратий назван именем архитектора Виктора:

«Тот небольшой дом на тихой зеленой улочке, который родители купили для меня и в котором одно время жили квартиранты, нам теперь очень пригодился. Мы с Виктором договорились поселиться в нем и больше не разлучаться, чтобы жить по установленным правилам, как в монастыре. Архитектор, обладая отменным художественным вкусом, сам покрасил детали дома, придумал интерьер двух комнат и кухни, и в комнатах стало красиво и уютно. Одну комнату мы сделали молитвенной, где разместили наши общие иконы, поставили столик для лампад и свечей, на пол положили коврики, чтобы делать поклоны и, сидя, молиться по четкам. Другую комнату сделали жилой, постелили недорогой ковер и курпачи на таджикский манер, купили таджикские одеяла, чтобы жить, молиться и спать на полу в совершенной простоте. Деньги и еда у нас были общие, а покупки совершали по общему совету.

Так как нужно было добывать какие-то средства на жизнь, Виктор предложил вместе с ним оформлять детские и взрослые художественные книги. В ответ на мое сомнение, смогу ли я ему чем-либо в этом помочь, мой друг успокоил меня, заверив, что найдет, чем мне заниматься. Такое сотрудничество с издательством не связывало нас по рукам и ногам и давало возможность молиться и ездить в горы. Я стал работать над шрифтами по эскизам Виктора и заниматься дополнительной оформительской работой, которой мне удавалось вносить посильную помощь в наше совместное предприятие. Так удивительно Господь связал юношеское увлечение рисованием с этим этапом моей жизни».

Именно тогда к будущему игумену стали приходить мысли о монашестве: впервые появилась идея написании икон. И в том юном возрасте он понимал, что для этого занятия необходимо уединение.

Вместе с товарищем, они обошли горы: перевалы на Дарвазском хребте, Муминабадские ущелья, отроги хребта Хазратишох с их поразительными каменными столбами урочища Чилдухтаран (в переводе с таджикского «сорок девушек»).

22.jpg

Епископ Панкратий вспоминает то время с благодарностью:

«...Обычно мы останавливались на окраине какого-нибудь кишлака, делали привал, разводили порошки, открывали консервы, кушали.

33.jpg

В одном таком кишлаке произошел случай: из дома выбегают мальчик и девочка, лет десяти. На ломанном языке говорят: «Мама и папа зовут вас кушать к нам в гости». Звали незнакомых людей, с виду обычных туристов, но мы отказались: «Нет, спасибо, мы свой порошок разводить будем». Что вы думаете, они возвращаются к себе домой, а потом бегут с узелками, в которых был полноценный обед».

Из книги монаха Симеона Афонского «Птицы небесные или странствия души в объятиях Бога»:

«Благодушие моего товарища вызвало во мне большое к нему уважение. Его умение не унывать в трудных ситуациях сблизило нас еще больше.

Несмотря на различные тяготы пути, из каждой поездки в горы удавалось привозить не только разнообразные впечатления, но и ценный опыт соединения молитвы с повседневной жизнью. Помимо этого, благодаря быстрой смене обстоятельств, молитва становилась более живой и зрелой. Молитвенный опыт, собранный нами в нашем «монастырском» уединении, снова и снова проходил нелегкую проверку в непростых горных условиях. Тогда душа закалялась и набиралась мужества в различных сложных ситуациях, ум учился находить правильные решения, а сердце – не терять молитвенного состояния. Но случались и досадные ошибки».

 

Сегодня игумен Панкратий исполняет послушание председателя Синодальной комиссии по канонизации святых, является членом коллеги Синодального отдела по монастырям и монашеству, сопредседателем Патриаршего Попечительского совета по восстановлению Валаамского монастыря.

Игумен любит называть себя «послушником двухсот игуменов» - по числу насельников Валаамской обители.

Уже 30 лет Епископ Троицкий Панкратий возглавляет Спасо-Преображенский Валаамский ставропигиальный мужской монастырь. По словам самого владыки, его главная цель - в воспитание «хороших и честных монахов, которые исполняют свои обеты, данные Богу при пострижении, которые смиряются и живут по простым заповедям Божиим.

Для монахов самое главное – борьба со страстями и возрастание в смирении через послушание. Человек и в 60 лет продолжает учиться. Кое-кто начинает унывать: «Как же так?! Святые подвижники достигали очень высоких духовных состояний, реальной святости, их жизнь была благодатной, с Богом». При этом для насельника монастыря важно исключить уныние. И тогда взгляд на себя будет правильным. Если осознаёшь своё плохое состояние, то исправляйся. Если тебе много лет, и ты ещё не исправился, то не отчаивайся. Если ты отойдёшь ко Господу в борьбе за жизнь христианскую, то Он тебя помилует, даже если ты не достиг святости – того, к чему призван каждый христианин» - считает игумен.

Число братии монастыря значительно увеличилось с момента вступления в должность наместника Валаамской обители. Были открыты шесть монастырских подворий: в Москве; второе (историческое) на Синопской набережной в Санкт-Петербурге; в г. Сортавала; в Коломенском районе в селе Бортниково; в пос. Озерки Ленинградской области; в Адлерском районе г Сочи. Возобновлена монашеская жизнь в восьми скитах: в Никольском, Предтеченском, в скиту во имя преп. Александра Свирского на Святом острове, в Гефсиманском, в Сергиевском на острове Путсаари, Коневском и Ильинском, где полностью восстановлены утраченные храмы и келейные корпуса.

«Есть аскетические творения Святых Отцов, традиции монашеские, есть Евангелие, есть Христос. Поставь на свое место Христа, как бы Господь поступил на твоем месте? И поступай так. Как в Евангелии. Евангелие — это еще и Образ совершенного Человека — Богочеловека Иисуса Христа. Он нам показывает, как мы должны жить, особенно монахи, если стремимся к совершенству. А Бог есть любовь. Вот и все» - говорит игумен Валаамского монастыря.

Самого владыку постригли в монахи очень быстро, но, по словам епископа Панкратия, теперь так стараются не поступать. И сам он призывает крепко подумать о монашеском пути, прежде чем его начать. «Знаете, классические примеры, тоже из святоотеческой литературы, патериков, они же не на пустом месте возникли. Кто-то сухую палку ходил за несколько километров поливал, с трудом, беря воду из какого-то источника. Другой вверх корешками что-то сажал. Это не на пустом месте все родилось. Конечно, всегда у послушника возникает мысль о том, что он делает что-то бессмысленное, что что-то не так, надо исправить. Вот здесь, что важнее — дело, которое он делает, или же важнее ему свою волю отсечь?» - считает он.

«У монаха должны быть время, силы и желание молиться. С другой стороны, есть люди, которые более склонны к деятельной жизни, им трудно много времени проводить в молитве. Они более активные, более деятельные, им надо больше работать. Таким, конечно, мы такие послушания находим, что он молится, конечно, в храм ходит, но тратит больше времени и сил на послушания, чем другие братья. Бывает и наоборот. У нас есть брат — что ему ни поручишь, он ни с чем не справляется. Пускай молится, слава Богу. Ему даешь уже такое послушание, которое позволяло бы больше молиться» - рассказывал игумен в одном из интервью.

333.jpg

В Валаамской обители, по словам владыки, многие монахи занимаются фотографией. Проходят регулярные выставки фоторабот. Сам епископ признается, что невероятно красивая природа острова располагает – грех не показать эту красоту всему миру.

777а.jpg

Открывая выставку на Тверском бульваре в Москве, епископ Троицкий Панкратий рассказал об этом журналистам.

«Я сердечно благодарю Фонд Андрея Первозванного, компанию «Борисфен» и наших друзей из «Prolab» - без вашей помощи мы бы не смогли эту выставку здесь организовать. Эта выставка представляет собой работы братии монастыря, включая мои несколько работ. Когда живешь на Валааме – невозможно не попытаться зафиксировать ту красоту, которая окружает нас каждый день. Бывают особые дни, бывают особые состояния.

02.jpg

«Особая природа, особое событие жизни монастыря. Или же какие-то моменты даже и обычной жизни, но интересные для того, чтобы их оставить в фотографии. Поэтому многие братья увлекаются фотографией и я этому не препятствую. 

777.jpg

Я считаю, что творческое начало в жизни христианина – оно очень важное. И эти работы – это взгляд на Валаам изнутри. Такой взгляд, который может быть не всегда доступен человеку со стороны. Я рад, что выставка проходит как раз в те дни, когда мы завершаем празднование 30-летия возрождения обители» - считает игумен Валаамского монастыря.


Фото из открытых источников и архива Фонда Андрея Первозванного