Актуальное наследие
Социальные инициативы
Семья
Статьи и интервью

Землетрясение в Мессине

Актуальное наследие 2022

Мессина – очень древний город, не раз за свою историю переживавший периоды расцвета и упадка. Одним из самых страшных бедствий в его истории стало мощное землетрясение, случившееся утром 28 декабря 1908 года. В спасении Мессины и тысяч жизней её обитателей самое деятельное участие приняли моряки русского флота, корабли которого, по счастью, оказались неподалёку от места жуткой трагедии.

Гардемаринский отряд

После окончания Русско-японской войны (1904-1905 гг.) остро встал вопрос о возрождении Российского военно-морского флота. Наряду со строительством кораблей проводилась подготовка личного состава и будущих командиров флота. Для этой цели в мае 1906 года на Балтике сформировали Особый отряд судов, предназначенный для плавания с корабельными гардемаринами, куда вошли линкоры «Цесаревич» и «Слава», крейсера «Адмирал Макаров» и «Богатырь». Командовал соединением контр-адмирал Владимир Иванович Литвинов.

Большую статью об этом несколько лет назад опубликовал журнал «Тайны ХХ века».

15(28) декабря 1908 года отряд после отработки совместного плавания и выполнения учебных артиллерийских стрельб стал на якорь в порту Аугуста (восточное побережье Сицилии, в 70 милях к югу от Мессины). Внезапно среди ночи послышался мощный гул. Корпуса кораблей стали содрогаться, будто по ним молотили здоровенной дубиной. Ворвавшаяся в бухту огромная волна развернула стоящие на якоре суда на 360 градусов.

Через несколько минут гул прекратился, хотя волнение ещё некоторое время продолжалось. На отряде сыграли боевую тревогу, но, убедившись, что корабли в порядке и им ничего не угрожает, сыграли отбой.

Вот что писал Максим Горький, в то время находившийся в Италии, один из первых приехавший на место трагедии.

«В 5 час. 20 мин. земля вздрогнула, её первая судорога длилась почти десять секунд, треск и скрип оконных рам, дверных колод, звон стекла, грохот падающих лестниц разбудил спящих, люди вскочили, ощущая всем телом эти подземные толчки, от которых вдруг теряешь сознание, наполняясь уничтожающим разум диким страхом. Земля глухо гудела, стонала, горбилась под ногами и волновалась, образуя глубокие трещины. Лопнули трубы водопровода, из трещин земли рвутся фонтаны, шипя и обрызгивая людей холодной водой, ноги бежавших попадали в ямы, люди падали и погибали при каждой новой судороге разрушаемой земли.

Кто имел силы устоять на ногах или ползти - двигался дальше, на берег моря, на площади города, путаясь в проволоках телефона и телеграфа, а земля вновь отталкивала всё, вздрогнув и пошатываясь, здания наклонялись, по их белым стенам, как молнии, змеились трещины, и стены рассыпались, заливая узкие улицы и людей среди них тяжёлыми грудами острых кусков камня, пронзающими осколками изломанного дерева.

Хочется пить - пыль вызывает жажду, но фонтаны сухи, люди бросаются на землю и, приникая к лужам мутной, насыщенной известью воды, жадно пьют, сосут её, целуя землю, убивающую их… Всюду из под развалин, из середины их доносятся стоны и крики, и уже слышен хохот безумных, они бегут куда-то, прыгая по грудам щебня, или медленно поют, сидя на грудах камней, плачут, молятся, смотрят в огонь навсегда спокойными глазами и улыбаются страшной улыбкой… На площадях жмутся маленькие группы людей, изувеченные, истощённые страхом, дрожащие от холода - большинство почти наги, некоторые окутаны одеялами, простынями… все босы. У каждого – кто–нибудь, у многих все близкие погибли…»

Вечером из Катании к командиру отряда, державшему флаг на «Цесаревиче», прибыли капитан порта и российский вице-консул А.Макеев. Они сообщили, что накануне на юго-западе Италии произошло сильное землетрясение с эпицентром в Мессинском проливе. Портовый начальник вручил Литвинову телеграмму от префекта Сиракуз, в которой тот просил «дружественную нацию не отказать в помощи населению».

Командир отряда телеграфировал о случившемся в Петербург и, не дожидаясь ответа, приказал кораблям готовиться к походу.

Русские корабли забирали по 400-500 пострадавших на борт и отвозили их в Сиракузы, Неаполь и Палермо.

Страшная катастрофа

Во время перехода шли экстренные приготовления к спасательным работам. Для высадки на берег экипажи кораблей разбили по сменам. Сформировали спасательные команды и снабдили их шанцевым инструментом, водой и продовольствием. В корабельных лазаретах развернули приёмные пункты для раненых, обеспеченные перевязочным материалом и медикаментами. Руководил этим флагманский врач отряда А.Бунге, в прошлом известный полярный путешественник.

На следующее утро корабли прибыли на рейд Мессины. Взорам моряков открылась страшная картина. От некогда цветущего и благополучного города с населением свыше 160 тысяч человек остались одни дымящиеся руины, 70 тысяч погибли. Во многих местах полыхали пожары. На берегу лежали выброшенные волной мелкие суда, набережная и портовые сооружения были разрушены.

То, что моряки увидели на берегу, превзошло все самые мрачные прогнозы. Из-под развалин доносились стоны и крики раненых, а у воды толпились тысячи полуодетых, обезумевших от горя и боли жителей города. Как вспоминал один из очевидцев трагедии: «Они простирали к нам руки, матери поднимали детей, моля о спасении…»

Не теряя времени, моряки приступили к расчистке завалов и спасению людей, засыпанных в ближайших к набережной домах. Тут же организовали перевязочные пункты, на которые стали переносить раненых. Через некоторое время к русским морякам присоединились экипажи с кораблей английской эскадры, также, по счастью, оказавшейся неподалёку от бедствующего города.

Подвиг русских моряков

Раскопки велись с большой опасностью для самих спасателей. Время от времени ощущались подземные толчки, грозившие дальнейшим обрушением зданий. Смена команд происходила через шесть часов, но многие отказывались от заслуженного отдыха. О русских моряках итальянцы говорили: «Их послало нам само небо, а не море!»

Русские корабли забирали по 400-500 пострадавших на борт и отвозили их в Сиракузы, Неаполь и Палермо. Линкор «Слава» с 550 ранеными, женщинами и детьми на борту вышел в Неаполь с приказанием после передачи людей немедленно вернуться в Мессину, закупив лишь дезинфицирующие средства, перевязочные материалы и свежую провизию.

Позже итальянские врачи написали морскому министру России: «Мы не в силах описать Вашему превосходительству более чем братские заботы, которыми нас окружили… Русские моряки начертали свои имена золотыми буквами для вечной благодарности всей Италии… Да здравствует Россия!!!»

Постепенно в пострадавшем городе установился относительный порядок. Здесь было сосредоточено более 6 тысяч войск, 40 военных кораблей и собралось до 300 врачей. На запрос командира отряда – нужна ли ещё помощь русских моряков, морской министр Италии ответил, выразив при этом глубокую признательность россиянам, что теперь итальянские власти обойдутся собственными силами. 3(16) января 1909 года линкоры «Слава» и «Цесаревич» ушли в Аугусту, а ещё через два дня отряд перешёл в Александрию.

Русские корабли были восторженно встречены итальянцами, проживавшими в Египте. К приходу отряда здесь была выпущена листовка, где говорилось: «Слава русским офицерам и матросам, не щадившим себя в Мессине во имя человечества!»

По официальным данным, русские моряки извлекли из-под развалин и спасли более 2 тысяч человек. Итальянское правительство наградило врачей и командование кораблей итальянскими орденами. Контр-адмирал Литвинов получил золотую медаль и «Большой крест Итальянской короны», командиры кораблей и врачи – большие серебряные медали и «Командорские кресты». Кроме того, все моряки без исключения были награждены малыми серебряными медалями «В память содружества».

«За шесть дней вы сделали в Италии больше, чем вся моя дипломатия за все годы моего царствования», - такими словами в 1909 году встретил император Николай II контр-адмирала Владимира Литвинова после возвращения из средиземноморского похода вверенного ему отряда военных кораблей Черноморского флота.

К слову, после мессинской трагедии русский царь пожертвовал сицилийцам 50 тысяч франков из собственных средств.

От некогда цветущего и благополучного города с населением свыше 160 тысяч человек остались одни дымящиеся руины, 70 тысяч погибли.

Благодарная Сицилия

По прошествии двух лет со дня катастрофы итальянский комитет помощи пострадавшим в Мессине собрал средства на отливку золотой памятной медали, а скульптор Пьетро Куфереле выполнил очень выразительную скульптурную композицию, изображающую русских моряков, спасающих из-под развалин пострадавших от землетрясения жителей Мессины.

Золотой медалью решено было наградить Российский флот, а большими серебряными медалями – экипажи русских кораблей, отличившиеся при спасении жителей пострадавшего города.

1(14) марта в мессинскую гавань под звуки оркестра вошёл крейсер «Аврора». Повсюду развевались русские и итальянские флаги. Набережная была запружена ликующим народом. На борт корабля прибыли представители властей города. Они передали командиру памятную золотую медаль, панно с изображением русских моряков, спасающих жителей многострадальной Мессины, и благодарственный адрес. В нём были строки: «Вам, славным сынам благородной земли, героизм которых войдёт в историю, первым поспешившим на помощь тем, кому грозила верная смерть от ярости стихии…».

По сей день жители итальянского города продолжают бережно хранить память о подвиге российских моряков. В нынешней Мессине есть новые районы, которые когда-то были пригородными деревнями, полностью разрушенными, как и город, во время страшного землетрясения. Практически в каждом из этих районов есть улицы, названные в честь подвига русских моряков. Их названия похожи и звучат примерно одинаково: «Улица русских моряков», «Улица российских моряков-героев 1908 года», «Улица русских моряков Балтийской эскадры»…

На здании мессинского муниципалитета в 1978 году была установлена памятная доска с надписью: «В память щедрой помощи, оказанной экипажами русских военных кораблей… жителям Мессины, пострадавшим от землетрясения 28 декабря 1908 года». В том же 1978 году Мессина принимала с визитом дружбы большой противолодочный корабль «Решительный».

В городе стоит памятник, запечатлевший как два русских моряка спасают из-под обломков молодую женщину с ребёнком. Прообразом памятника стала настольная скульптура уже упомянутого Пьетро Куфереле, жившего в Петербурге и преподававшего скульптуру в Пажеском корпусе. Работа П.Куфереле была подарена Цесаревичу Алексею, по ней предполагалось сделать памятник ещё до Первой мировой, но война нарушила все планы… И лишь спустя десятилетия старая идея воплотилась в бронзе.

История более чем столетней давности, как узнал «Обзор», в наши дни получила продолжение и в далёкой от Италии Литве, где большой любитель военной истории, житель Вильнюса Сергей Бусарев не только начал изучать всю информацию о трагедии в Мессине, но и сам побывал там, разыскал медали, о которых упоминается в публикации российского журнала «Тайны ХХ века».

С.Бусарев собрал в один большой текст с уникальными фотографиями не только сведения о подвиге российских моряков в 1908 году, но и изложил богатую историю этого удивительного города на севере Сицилии.

Рассказал он «Обзору» и о том, что в 2012 году в соседней с Мессиной Траормине был торжественно открыт памятник Николаю Второму, созданный ещё в девяностые годы скульптором Василием Клыковым и установленный на средства Фонда святого всехвального апостола Андрея Первозванного. Хотя памятник поставлен Николаю Второму, но это знак благодарности всем русским морякам, пришедшим первыми на помощь жителям Мессины в трагическую минуту.

Обзор