Актуальное наследие
Социальные инициативы
Семья
Статьи и интервью

«Кроме общества помочь бездомным людям некому!»

2022 Социальные инициативы Школа общественного действия
Полина Короткова, активист Добровольческой службы «Совместно» при Архангельской митрополии с единомышленниками взялись за очень сложное дело помощи бездомным людям.

Бродяжничество – это диагноз

Полина – прихожанка Ильинского кафедрального Собора. На приходе работа активистов была налажена. Сестры откликались, если нужно помыть храм или собрать украшение икон к празднику. Полина даже с помощью анкеты: «Чем вы можете помочь?» - собрала отклики, наподобие: «Я могу посидеть с детьми два часа», «Я могу отвезти что-то или куда-то». Но действенной помощи людям было мало.

"Поездка в Маймаксу удалась. Вещи, которые Вы нам передали, а мы рассортировали - были все разобраны. Нижнее белье, футболки, рубашки, брюки, обувь, шапки, шарфы, перчатки, верхняя одежда - все разошлось на ура!"

- Дело сдвинулось, когда в дом нашего священника однажды пришел бездомный, - вспоминает первотолчок проекта Полина. - Это был декабрь 2019 года, в мороз минус тридцать градусов. Священник рассказывал, что, когда он открыл дверь, то увидел в клубах морозного пара перед собой Христа. Естественно, человека приютили. Но проблема в том, что бездомные люди, получив ночлег, на утро снова уходят на улицу и пропадают, получают обморожение и ампутации. Бродяжничество – это не просто образ жизни, это диагноз, вылечить который можно только с помощью специалистов и соответствующего ухода.

Прихожане организовали шефство над этим человеком, буквально, дежурили с ним. Съездили в центр социальной адаптации для лиц без определенного места жительства и занятий, там согласились его принять, но поставили ряд условий, которые хоть и были не совсем правомерны, но ради несчастного человека волонтеры согласились их выполнить.

Даже монастыри не рискуют брать к себе таких людей, так как они снова возвращаются к бродяжничеству и наносят себе еще больший вред. А есть бродяжки-женщины, которые так живут, имея детей. В этой ситуации волонтерам хорошо помогает опека, которая оформляет детей с социальные приюты. Дети хоть узнают, что такое постель и тарелка с ложкой.

"По уже доброй традиции добровольцы службы "Совместно" отправились в Маймаксу к храму Ксении Петербургской. За то время, что мы не ездили, нуждающихся стало больше. Мужской одежды катастрофически не хватает, нет обуви. Мы решили начать сбор на обувь."

«Сколько их – одному Богу известно!»

Это стало поворотным моментом в рождении проекта по работе с бездомными людьми. Волонтеры задались вопросом: сколько таких несчастных в регионе, кто они, как попадают в такую жизненную ситуацию, что с ними происходит потом, какие есть меры помощи и насколько они результативны? И выяснилось, что ответов на эти вопросы нет ни у кого!
Волонтеры стали больше общаться с властями региона, городов, писать запросы.

Выяснилось, что даже число бездомных людей в регионе, а и в стране в целом выяснить затруднительно. Единственный способ – посмотреть статистику умерших людей без документов. Эти цифры не идеальные, но другие вообще нет.

Нет цифр по ампутациям после обморожения у бездомных, степеней таких ампутаций, сколько вообще делается ампутаций от обморожения бездомных. У многих ампутированы пальцы, но практически ни у кого нет даже третьей группы инвалидности. Письма, разосланные в больницы и министерства также не дали внятной статистики.
Добровольцы начали собирать вещи, кормить и устраивать жизнь попадающих к ним бездомных людей. К проекту постепенно примыкали прихожане других храмов: юристы, педиатры, социальные работники и другие.

- Меня не покидало ощущение, и его подтвердили коллеги на конференции «Ночлежка», что предлагаемая бездомным людям со стороны государства помощь не совсем то, что этим людям нужно на самом деле, - делится Полина. – Их нужно покормит, помыть, дать чистую одежду. Дальше обычный социализированный человек думает, что сейчас мы им сделаем документы, и они пойдут работать и их жизнь наладится. Но на практике – такой вариант развития событий равен нулю.

"Как же Господь все славно управил! Всего за один день мы с вами собрали необходимую сумму на 150 куличей, даже немного больше. Ну чем не пасхальное чудо? Заказала куличи по 49 рублей в магазине «Петровский». В четверг уже будут у меня".

ШОД – помог найти вектор развития

Поэтому с этим проектом Полина пришла в первый поток Школы общественного действия фонда Андрея Первозванного. Наставники у проекта «Совместно» были Павел Федосов и Вячеслав Прокофьев. С Павлом обсуждалось – стоит ли оформлять НКО или другую форму регистрации, стоит ли расширять деятельность за пределы церковного прихода. В итоге, взвесив все за и против, оставили форму работы добровольческую, без оформления юрлица, хотя уже у проекта уже есть постоянный юрист, бухгалтер и другие помощники.

- Теперь я понимаю, что задавала наставникам ШОД если не глупые, то очень примитивные и наивные вопросы. Но в этой моей глупости они умудрялись найти рациональное зерно и развернуть из него полезную идею и направление работы, - рассказывает Полина о работе с ШОД.

Архангельская область – это материковая земля и примыкающие к ней множество островов, которые нужно было как-то связать информационно и наладить оперативную помощь. Вячеслав подсказал массу всевозможных источников коммуникации: федеральные добровольческие организации, подсказал связаться с Яндекс-Логистикой. У них есть ресурс, который отдает процент на добровольческое служение, перевозить бесплатно вещи.

Еще одно направление, подсказанное кураторами ЩОД, это наставничество бездомных людей. Почти все из них утратили связь с родными и близкими, не знают, куда обратиться за помощью. Они варятся в своем узком и далеком от общества и нормальной жизни мирке.

- Эти люди не смогут прийти в то же МФЦ и объяснить, что им нужно, - рассказывает Полина. – Но прежде чем внедрить систему наставничества, Вячеслав посоветовал изучить опыт уже работающих в этом направлении проектов нашей страны и за рубежом.

Собрали помощь для многодетной мамы.

Сто лет одиночества

Когда Полина погрузилась в работу с бездомными, то выяснилось, что наставничество в отношении бездомных у нас практически отсутствует. В стране есть центры адаптации, но реальной помощи именно в адаптации к новой жизни бездомному они не оказывают. Бездомный получает там ночлег, хлеб, гигиенические услуги на довольно ограниченный период времени. За эти несколько месяцев он должен сам найти работу, научиться общаться и жить в чужом для него мире.

Сейчас волонтёры проекта активно работают с диаспорами, так как трудовые мигранты массово прибывают в регион. Многие не знают русского языка, теряют или у них отбирают документы и они оказываются беспомощными. Диаспоры помогают находить родственников на родине, восстанавливать документы и возвращать человека родным.
Огромная проблема с людьми, которые остались без родственников и документов. Они зависают в воздухе, консульство их стран часто не может ничем помочь. Даже средства, за которые консульство готово переправить бездомного человека на Родину, часто собирают волонтеры.

Полина надеется, что задание Президента РФ – переписать бездомных людей поможет и им в работе, они готовы принять самое активное участие в такой переписи.

- Очень много нюансов в помощи таким людям! – рассказывает Полина один из многих случаев. – Мы собрали средства, документы, чтобы отправить человека с ампутированными пальцами ног домой. Но он отказался ехать, а через две недели снова пришел к нам и стал просить отправить его домой. По закону его нужно поместить в помещение для депортированных, а туда его отказываются брать, так как там некому делать перевязки. У службы, занимающейся депортацией, нет для этого возможности. То есть через два месяца, если та сторона его не примет, он окажется на улице с нагноениями, а потом и гангреной. Хорошо, если мы поможем устроить его на социальную койку, а если нет?


Центры социальной адаптации ничем не могут помочь таким людям, даже чтобы получить питание по выданным талонам бездомным нужно идти через весь город.
Поэтому волонтеры поставили цель – создать собственный приют для бездомных, где организуют действенную помощь, свободную от заформализованных циркуляров.

Статистика нужна волонтерам для обращения к уполномоченному по делам человека и обоснования значимости проблемы, в оказании помощи в открытии центра.

«Почему не стоит давать деньги в руки бездомным? Для бездомного человека наличные деньги часто является большим соблазном. Не секрет, что многие бездомные люди страдают алкогольной зависимостью. Так как во многих приютах пить запрещено, человек волей-неволей встаёт на путь реабилитации. Но появление денег может перечеркнуть все его добрые намерения и труды работников приюта».

«Им помочь можем только мы!»

В итоге сложился проект, в который вошли и прихожане храмов и не церковные люди, всех объединила задача помощи бездомным людям. Полина убеждена, что этим делом должны заниматься люди увлеченные, горящие желанием помочь. Как, например, отец Феодосий, который более 20 лет занимался бездомными. Теперь батюшка стал настоятелем монастыря. В его монастырь отправляются бездомные в стойкой ремиссии и с желанием жить среди братьев, но таких очень мало. В прошлом году всего два человека из 300 бездомных согласились жить в монастыре.

Но наставническую программу пришлось отложить до того момента, пока у проекта не появится помещение, где можно принять бездомных. А пока живут решением текущих проблем. Например, сейчас санэпидемстанции приняли общероссийскую инструкцию, согласно которой они теперь не занимают санобработкой бездомных людей.

- С вопросом «Что делать» задается даже министерство труда и соцзразвития региона – комментирует Полина решение СЭС. – «Поднимайте общественники тему, даже не знаем, что и делать», - сказал мне целый замминистра! СЭС говорит, что эти люди - разносчики заразы. Но кто, как не профильная служба должна их обрабатывать? На обработку одного такого человека уходит три часа времени и немалая сумма денег. Причину отказа нам так никто и не назвал.


Чтобы сами волонтеры могли обрабатывать бездомных, им нужно вступить в реестр поставщиков социальных услуг, что сопряжено с большой бумажной волокитой и сложно выполнимыми условиями для общественников. Это говорит о разобщенности государственных служб, которые по закону должны помогать бездомным людям.
Постепенно проект обрастает неравнодушными людьми. Сотрудник банка помогла с проблемой сбора средств, так как на личные карты такие перечисления делать нельзя. Активисты, помогающие бездомным людям, создали действенное объединение, в которое обращаются люди со всей страны.

- Сейчас к нам обратилась женщина из Липецкой области за одеждой для парня, которого она вытащила из трудового рабства. Парню 27 лет, он состоял на учете в психоневрологическом интернате, опасности обществу не нес, но и нужен никому не оказался. Родная мать отдала его в трудовики. Ему нужен элементарный логопед, так как даже говорить нормально его не научили.


Вот так живет проект «Совместно» - на доброте людской и  Божьей помощи. Полина уверена, что без помощи неравнодушных активистов бездомным людям действенно пока помочь не может никто, а вместе – любая цель по плечу!

"Отправили огромную партию вещей в один из благотворительных фондов Архангельска. Совместно - мы сила!"

Фото социальной службы «Совместно»