В отпуск - в храм

14.08.2017

Программа: Форпосты Православия

В отпуск - в храм

Батюшка Савватий, игумен храма Богоявление-на-Острову в селе Хопылево Рыбинской области Ярославской области ласково просит: «Сестрички, вы по-женски, идеально так, порядок наведите: пыль с подоконников сметите, по полу веничком влажным пройдите. А то перед иконами за беспорядок неудобно. А ковры на травочку положите у речки и мудренько так, щеточкой, чтоб вам не было тяжело, почистите. В общем, будем готовиться к празднику».

«Сестрички» — пять девушек из разных регионов России, ну и я, журналистка «АиФ» из Самары, приехали в Хопылево от фонда Андрея Первозванного, трудницами. Плюс трое мужчин-москвичей интеллектуальных профессий готовых заняться тяжелой физической работой на свежем воздухе.

На первый взгляд всё просто: человек берет отпуск и вместо поездки в туретчину или на дачу едет в монастырь или храм, берёт благословение у настоятеля и приступает к работе. Трудники выполняют самые различные обязанности: наводят порядок в храме и на прилегающей территории, колют дрова, работают в трапезной, в огороде. Такие добровольцы делают работу по силам и могут уехать в любой момент.

Волонтёры приехали в храм Богоявления на десять дней. Батюшка радуется, что дождался помощников, сыплет послушаниями на первый день: мужчинам вывезти из придела Казанской Божьей Матери строительный мусор, почистить кирпичную кладку от наросшего мха, вынести опилки, девушкам — почистить от нагара лампадки из алтаря, сменить воду в цветочных горшках, накрыть стол к приезду архимандрита местной, Ярославской, епархии, вымести дочиста главное помещение храма.

Мне дышать пылью не хочется и я сама придумываю себе послушание — варю в трапезной храма суп из собранного на берегу Волги щавеля для добровольцев, сидящих на сухих пайках. Вне стен храма бушует жгучее лето, и Волга манит прохладой. «Девочки, пойдёмте купаться», — зову «сестричек» к речке. Искушаю, но они отнекиваются: «Да мы ещё сто раз искупаемся за лето, а вот лампадки из алтаря почистить — когда еще так повезет».

Духовный крест

Мытье лампадок из алтаря — работа в храме особо почетная, не то, что полы помыть или свечки перебрать. Хотя девушки согласны на любую работу; таскают ведра с водой, чтобы отмыть кирпичный пол, сгребают в кучи строительный мусор (в храме идет реставрация), отмывают стол в трапезной. Добровольный храмовый помощник Алексей, сторож находящегося неподалеку православного летнего лагеря и портной с 38-летним стажем, вернувшийся недавно в родные края из суетной Америки, где прожил 15 лет, просит батюшку примерить сшитое им покрывало на престол в алтаре. Наши мужчины, надев респираторы, выгребают обломки кирпичей из приделов.

Игумен Савватий добровольных помощников ободряет: «мы должны засучить рукава и восстанавливать наши поруганные обители. Работа в храме сродни милостыне — это полезно и самой душе», — рассуждает он. И обращаясь уже ко мне: «для чего вот вы крещение принимаете в детстве? Только ли чтобы крест носить? Но ведь нужно ещё нести духовный крест; делать добрые дела, не думая о плате за них. Вспомним, именно за сребролюбие Иуда предал Христа. Когда человек заражается деньгами, начинается зло».

Про деньги и не думается вовсе. Больше — про тяжесть физической работы. Разве по силам вынести такое хрупким девушкам? Одна из них, Люда, глядя на меня сурово, наставляет: «главным делом здесь является не уборка храма, а очищение своей души. И чем тяжелее будет послушание, тем большую духовную пользу получаем».

Люда — трудница со стажем. Когда присели на бревно передохнуть, рассказала, что работала даже в Оптиной пустыне в прачечной, целыми днями таская тазы и развешивая стиранное тяжелое белье. А вот на трудничество в богадельне Шамордино при Казанской Амвросиевской женской пустыни, где очень нужны волонтеры по уходу за престарелыми бывшими монахинями, не решилась. Тяжело ежедневно смотреть на страдания прикованных к кровати немощных и больных людей.

Юлиана тоже о себе рассказывает. Первый раз прыгала с парашютом, справиться с ним легкая весом девушка не смогла, и он нес её на винты самоходки, идущей по Москве-реке.

«Я уже прочитала все молитвы, которые знала», — рассказывает Юлиана, «когда поняла, что точно погибну под винтами — я уже просчитала траекторию своего падения, в душе наступило смирение, стала прощаться с жизнью. Вдруг как будто чья-то рука сжала парашют, и он резко ушёл вниз в нескольких метрах от баржи»…

Смирение — слово, которое то и дело приходит на ум в этой тихой обители, окруженной крестами и могилками, среди которых отмечено и место упокоения родителей Федора Ушакова. Жить в раскаленных от тридцатиградусной жары контейнерах (все удобства за несколько сот метров), не жаловаться при этом, а по ночам усердно молиться. Отказываться от положенного трудникам мощного трехразового питания ради строгого соблюдения поста, голодать при физической работе, с которой и мужики-то едва справляются. Целый день провести на жаре, чтобы обойти с крестным ходом городок Тутаев… Да и сам адмирал Ушаков, оказывается, страдал врожденной травмой бедра и всю жизнь испытывал невыносимые боли от любых движений. Представить себе невозможно, как мучительно этот морской офицер переносил морскую качку! Это ли не великий пример терпения и смирения перед Богом?

Судьбы небесные и земные

Батюшка просит трудников с делами поспешить — праздник в честь адмирала Ушакова, единственного канонизированного адмирала, состоится через пять дней. На берегу Волги недалеко от храма рядом с якорем — памятником русским морякам, будет открыт памятник Федору Ушакову и его дяде — священнику Федору Санаксарскому. А перед этим в храме пройдет Божественная литургия. Местные власти хотят сделать Хопылево центром паломнического туризма — вот уже более 15 лет как Ушаков, приобретя статус православного святого «разделил полномочия» по небесному покровительству над военно-морским флотом РФ с Андреем Первозванным. Удивительные нити судьбы прослеживаются и на земле. Игумен Савватий, назначенный в храм совсем недавно, до этого шесть лет служил в Свято-Георгиевском балаклавском мужском монастыре, что рядом с Севастополем, и куда Федор Ушаков жертвовал средства на строительство церкви. И вот — назначение на его родину, в храм, где будущий флотоводец был крещен. Храм Богоявления-на-Острову был построен в XVI веке первоначально на острове напротив, затем перенесен из-за поднятия уровня воды на берег. Немного мистики в историю подпустил местный житель Слава: «во-первых, не случайно был выбран остров, своими очертаниями напоминающий рыбу — так первые христиане изображали Христа. А фундамент храма несколько раз с острова переносили по ночам ангелы. Потому тут и построили. Храм работал до 1917 г. Ну, а потом пришла советская власть, и всё кончилось»,- обрывает свой рассказ Слава.

Таких разрушенных и полуразрушенных храмов, как говорят историки, по всей России более 55 тыс. Жизни человеческой не хватит, чтобы восстановить святыни. И несмотря на слухи о несметных богатствах Русской православной церкви, ей не хватает средств, чтобы восстановить все порушенные святыни. Посильную помощь в этом оказывают те же трудники. Например, вот уже 12 год от фонда Андрея Первозванного добровольцы из разных стран помогают монахам на острове Анзерский Соловецкого архипелага. На острове не разрешено проживание женщин, поэтому в состав экспедиций входят только мужчины. Работа тяжелая: трудники разбирают леса на здании скита, убирают строительный мусор, чинят понтонные причалы, заготавливают дрова на зиму для монахов. Для людей, не привыкших к физическому труду, подобное времяпрепровождение дается не так просто, особенно учитывая сколько там летом комаров и злой мошки. И когда опять настойчиво выспрашиваешь этих мужчин, отправляющихся из цивилизации непонятно зачем на край света, зачем им это нужно… Получаешь ответ, который порождает ещё больше вопросов: «просто там человек живет так, как должно жить нам всем», — не мне первой устало объясняет трудник Николай, несколько раз побывавшей на «мужском» острове Анзерском: «труд, молитва, внимание к собственной душе», — говорит он.

Разве на своей мирской работе я не могу трудиться с молитвой? И нет ли в таком добровольном труде поиска выгоды для себя? Да в конце концов, существуют же согласно народным поверьям так называемые ускоренные покаяния. К примеру, приползти на коленях к знаменитой тутаевской огромной иконе Спаса и трижды проползти под ней — сразу множество грехов Господь простит.

«Но это же сродни средневековой индульгенции», — не согласен с таким упрощенным подходом в отношениях с Господом Николай.

«Ну что, маешься», — подходит ко мне батюшка Савватий, — «давай благословлю-ка на труды твои».

Он сам складывает мои ладони, осеняет крестным знамением. Прохожу в храм, начинаю перебирать бумаги, лежащие в нише. Среди нот с песнями на морские темы (отец Савватий играет на гитаре) вижу листочек, на котором написано «монастыри служат для мирян тихой пристанью от волнений житейской суеты: приезжающие сюда отдыхают и возрождаются духовно, ибо в монастыре течение жизни другое, в сравнении с миром, и это очень успокоительно влияет на приезжающих». И подпись: «из собрания писем валаамского схиигумена Иоанна (Алексеева)».

На следующий день трудник Илья говорит (ну как будто в этот листочек подглядел): «я сегодня будучи на службе в храме, поймал себя на ощущении, что еще утром видел этот храм как подзабытое, разрушенное место, нуждающееся в строительстве. А сейчас ко мне совершенно другое чувство пришло: здесь есть свет и дух. Я не видел строительных лесов и не думал о том, как много ещё предстоит здесь сделать для восстановления храма. Я ощутил лишь благодать, которая здесь и сейчас, с нами. А много или мало мы сможем сделать для этого храма — это как Бог даст».

Справка

Адмирал Ушаков участвовал в нескольких русско-турецких войнах, не пустил врагов в Крым. Не проиграл ни одного сражения, ни один из его матросов не попал в плен. Под его командованием российский флот впервые вышел в Средиземное море, где совершил несколько успешных операций против французов. После ухода в отставку поселился в деревне Алексеевка (ныне Мордовия), посвятил себя церкви и благотворительности, во время поста жил в монастырской келье.

Памятник адмиралу Ушакову есть и в Тольятти.

800px-Tольятти-Ushakov-Memo1.jpg

Комментарий

преподаватель кафедры истории, кандидат исторических наук Самарской гуманитарной академии, Алексей Толстов:

Влияние Русской православной церкви на российское общество всегда было достаточно ощутимым, а альтруистическое сознание, как известно, является неотъемлемой частью христианства. В России издавна и до наших дней существует традиция работы во славу Божию, когда добровольцы приходят трудиться в монастыри. Кстати, не без участия церкви появилось и массовое добровольческое движение сестер милосердия, имеющее на сегодняшний день более чем столетнюю историю. Сестры милосердия московской Никольской обители стали первыми в мире женщинами, которые добровольно отправились на фронт для оказания помощи раненым воинам во время Крымской войны 1853—1856 гг.

Самара-Ярославль-Рыбинск-Хопылево-Самара

Светлана Еременко

«АиФ-Самара»