Святость материнства

Пчелы и мухи

02.04.2018
Пчелы и мухи

В Агентстве стратегических инициатив, 29 марта, состоялась очередная встреча Школы общественного действия. Напоминаем, что желающие смогут присоединиться к занятиям Школы общественного действия в четверг Светлой седмицы, 12 апреля. Чтобы узнать более подробную информацию, подписывайтесь на группы ШОД и Фонда Андрея Первозванного Вконтакте и в Facebook.

Участницы Школы общественного действия, Елена и Александра, начали с объявления о Фестивале компетенций, который состоится 31 мая.

DSC_0691_1024.jpg

ШОД — это школа, то есть место, где мы чему-то новому обучаемся. У нас родилась такая идея, организовать школу компетенций, в рамках которой вы можете не только получать какие-то знания, но и сами сможете участвовать в процессе разъяснения определенных знаний другим людям. Нашей целью было дать вам возможность обучить людей тому, что вы умеете сами. Мы хотим дать вам возможность поделиться своими компетенциями.

Девушки раздали всем участникам тест из двух вопросов. Первый вопрос — об уровне профессиональной подготовки, второй вопрос — «чему бы вы хотели и могли научить участников ШОД».

В качестве примера полезности своей инициативы девушки привели ситуацию, когда кому-то из участников Школы нужно составить грант, но они сами не знают, как это сделать. Школа позволяет оптимизировать компетенции участников, чтобы совместными усилиями они могли справиться практически с любой проблемой. В последний день Школы общественного действия, 31 мая, состоится «Фестиваль компетенций», в первую очередь посвященный социальному добровольчеству.

Вячеслав Прокофьев, специалист по актуальным практикам современного образования, и по сфере HR, рассказал о том, что будет практически полезно в социальных практиках.

По теории Вячеслава Прокофьева, существует три уровня в любом деле. Он нарисовал схему, состоящую из трех организационных ситуаций. Нижняя ступень — это ситуация наемного работника.

 — Как показывает практика, часто даже менеджеры высшего звена действуют в рамках организаций несамостоятельно.

Вячеслав рассказал о крупных западных корпорациях, в которых различные стратегии предписывают, как следует поступать в той или иной ситуации. На этом уровне проходит большая часть жизни наемного менеджера. После рассказа о каждом из трех уровней, Вячеслав просил присутствующих поднять руку, если они могут причислить себя к этому уровню профессиональной практики. Второй вопрос Вячеслава Прокофьева к аудитории был: «Какая основная сложность возникает у работника на этом уровне?»

«Хочешь что-то предложить, но не можешь. Что-то теряется, несмотря на то, что все предопределено — кпд низкий. Не получаешь обратную связь» — такие варианты назвали слушатели.

Существование этой системы исторически обусловлено повышением производительности труда. Многие люди чувствуют себя лучше на этом уровне, поскольку они плохо себя ощущают в ситуации неопределенности. Одним из откликов из зала был ответ девушки, которая, по ее словам, всю жизнь работала на том самом уровне наемного работника, но поняла, что хочет построить свою карьеру иначе и получила второе высшее образование. Вячеслав Прокофьев признался, что находится в такой же ситуации, пытаясь построить свою деятельность независимо от каких-либо институтов. Это состояние он назвал процессом перехода.

Второй уровень, по схеме Вячеслава Прокофьева — это работник, который действует более или менее самостоятельно, но в рамках другой практики. В рамках деятельности, которую организовали другие, но в более свободных рамках. То есть человек сам выбирает пути своей деятельности.

 — По сути, на этом этапе человек является полусвободным агентом и его основная задача — это как выкрутиться. Человек сам выбирает что делать и как делать.

Сложностями на этом уровне являются отсутствие административных ресурсов, необходимость самоорганизации.

Третий уровень — это своя практика. Это может быть или предпринимательство, или социальная практика, то есть любая работа, где человек сам решает что он делает и как и организует других работников.

 — Я чувствую, что все на моих плечах, — сказала девушка из зала.

 — То есть вы чувствуете, физически ощущаете, как вы держите свое дело? — спросил Вячеслав Прокофьев,

 — По-разному, иногда меня это поддерживает, а иногда давит.

После этого Вячеслав Прокофьев предложил назвать встречу ШОД клубом страдающих агентов, а слушатели вдруг вспомнили о совести. По словам одного из участников, в собственной инициативе единственный начальник — это совесть, а все, что ты делаешь, ты совершаешь пред лицом Бога и, опять же, совести.

Вячеслав рассказал об интервью с режиссерами, которые он когда-то делал: один из режиссеров рассказал, что позиция режиссера предполагает, что сам режиссер — это последний человек в цепи, которому все это нужно. «Он единственный человек, которому нужно такое качество, которое ему нужно. Это и про ответственность, и про креатив — ему никто не скажет, до того как картина сдана, что надо было сделать лучше», — подытожил Вячеслав свое отступление.

 — Все тесты по профориентации построены на том, чтобы выявить склонен ли человек к определенным видам деятельности. Бывает так, что ты решаешь тест и вдруг он тебе выдает: ты почтальон. В этот момент у тебя случается инсайт — о, действительно, я почтальон, вот какой у меня талант, — смешно, но на этом все работает — рассказал Вячеслав Прокофьев.

Полет шмеля

 — Чапаев не в гуще схватки, он где-то там, на белом коне. Если ты организатор, будь организатором. Не надо быть тем шмелем и разбрасываться, — сделал вывод Вячеслав Прокофьев.

IMG_5265_1024 х 683.jpg

Ответственность лидера — критическая, и в ситуации потопа управленец не должен таскать мешки с песком, он должен организовать людей, совершая специфические управленческие функции, то есть организуя деятельность других людей. Вячеслав Прокофьев дал два совета тем, кто хочет успешно организовать деятельность других:

1. Остановка

2. Наставник

Для примера он рассказал о том, что в музыкальной школе у него было прозвище «Полет шмеля», поскольку он исполнял это виртуозное произведение на баяне. По словам Вячеслава Прокофьева, для успешной деятельности необходим наставник, ментор. Личный учитель, который обучит тебя мастерству «из рук в руки». Такого человека вы можете встретить где угодно — на работе, в университете, просто в жизни.

 — Это человек, который сонастраивает, — подсказали из зала.

 — Да, вы правы. Возвращаясь к аналогии с музыкальной школой. Еще тогда, будучи ребенком, я зафиксировал этот маленький факт. Преподаватель — это такой в каком-то смысле мошенник, — начал Вячеслав Прокофьев.

По его словам, суть обучения состоит в том, что, когда ты сидишь рядом с педагогом, и вы играете сложное место — ты это сложное место проходишь, и проходишь блестяще.

А потом, приехав домой, и попытавшись повторить самостоятельно, обнаруживаешь, что сыграть это не можешь…

 — Что сделал преподаватель? Он ведь не играл произведение за меня. Но в поддерживающем режиме он сделал некоторые вещи, ничего о них мне не говоря, которые позволили мне пройти этот пассаж. Суть домашнего задания — в том, чтобы заново переизобрести эти вещи, которые помогут сыграть произведение. В этом суть домашнего задания, в переизобретении этих средств, а не в том, чтобы десять раз сыграть одно и то же, — завершил свое сравнение Вячеслав Прокофьев.

IMG_5250_1024 х 683.jpg

Излечение музыкой

Между выступлениями спикеров Антон Черепанов, клинический психолог и музыкальный терапевт, рассказал слушателям Школы общественного действия о своем проекте популяризации музыкальной терапии и позвал в проект новых людей.

 — Мы взяли сложную тему, но тему очень горячую, поскольку в одной только Москве есть 60 тысяч человек, имеющих инвалидность по психическому здоровью, — рассказал Антон.

IMG_5314_1014.jpg

По словам практикующего клинического психолога, инфраструктура помощи людям с ментальной инвалидностью в Москве практически не развивается. Подтолкнуть общество к переменам возможно при помощи общественной инициативы, и, по словам, Антона Черепанова, Школа общественного действия может оказать большую поддержку в этой сфере.

Самосохранение

 — Я недавно оказался в реанимации, потому что взял на себя очень много всего и здоровье мое не выдержало. И, оказавшись там, подумал о том, насколько важной составляющей является самосохранение в социальной работе, — начал свое выступление Александр Гезалов, эксперт Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, член Совета по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения, Министерства образования России, помощник депутата Государственной Думы.

Александр рассказал о том, что всю ночь, проведенную на каталке, он думал о том, что может помочь этим людям.

 — Сегодня я получил благословение настоятеля Донского монастыря, где я являюсь директором Социального центра святителя Тихона, на создание отделения сестер милосердия при этом монастыре, — рассказал он.

Мухи и пчелы

 — Можно быть мухой, и говорить: вокруг одно… А можно быть пчелой и созидать окружающую реальность — потому что вокруг много цветов, можно брать из них нектар и делать мед. Всем рекомендую быть пчелой, — емко описал Александр свою жизненную позицию.

IMG_5392_2014 ммммм.jpg

Александр Гезалов рассказал о бесплатной горячей линии для недавних выпускников детского дома, которую он недавно открыл. О том, как он познакомился на Школе общественного действия с юристом Леной, и она, в свою очередь помогла конкретному выпускнику решить его проблему здесь и сейчас. В качестве еще одной зарисовки к своему тезису о мухах и пчелах, Александр привел в качестве примера реакцию социальных сетей на трагедию в Кемерово. По его мнению, люди, рассыпающие проклятья, уподобляют себя тем самым мухам, которые везде видят только плохое. В то время как правильнее было бы, используя свой жизненный опыт, предложить варианты решения проблемы. Сам Александр считает, что после случившегося, стоило бы снабдить все кресла в кинотеатрах кислородными масками, а перед началом киносеанса, устраивать, как в самолете, краткий инструктаж по их использованию.

Александр считает, что нельзя думать о проекте натужно, нужно руководствоваться реальным положением вещей. В качестве иллюстрации он рассказал совместно с Андреем Сережиным о проекте, который получился как бы сам собой.

DSC_0724.jpg

Раскладные стаканчики

 — Я по заданию сестры сделал бизиборд для своего племянника. Бизиборд — это такая самодельная игрушка, которая очень нравится детям — на доске приделаны разные настоящие вещи, это могут быть выключатели, провода, розетки и все, что так интересует детей. Такая игра очень хорошо развивает мелкую моторику, пытливый ум и многое другое, да и просто нравится практически всем детям, — предварил Андрей свой рассказ.

По словам Андрея, создание бизибордов переросло у него в небольшой бизнес, и по ходу работы, часто появлялись какие-то не совсем целые детали для бизибордов, которые нельзя было продать за деньги. Когда таких вещей накопилось много, Андрею Сережину пришла в голову идея сделать бизиборды для подопечных детских учреждений. То есть иногда отправлять доски на благотворительность.

Свою первую доску Андрей Сережин сделал для Свято-Елизаветинского детского дома, о котором он узнал на сайте «Милосердие». По признанию Андрея, его одолевали большие сомнения: нужна ли доска, понравится ли она детям, правильно ли он поступает. Важным моментом в этой деятельности для Андрея стало желание привлечь своих друзей, поэтому, приезжая к кому-то в гости, он просил хозяина разрешить порыться в ящиках, чтобы найти какие-то старые выключатели, звонки от велосипеда или еще какое-то старье, из которого получится интересная вещь.

IMG_5384_1024 хххх.jpg

 — Даже если эта вещь была сломанная, я придумывал способ, как закрутить ее на доске так, чтобы она была интересна ребенку. Конечно, было невыгодно тратить деньги на бензин, приезжая в гости, и получать шпингалет стоимостью 20 рублей, но я хотел привлекать людей — поделился он.

Таким образом Андрей сделал 11 досок, причем на каждую ушло по два месяца. Фотографию каждой доски он опубликовал в группе Facebook. В то же время, Андрей рассказал, что он был не готов к дополнительным почтовым расходам и решил, что доставлять доски к месту назначения будет тоже общественными силами. Однажды ему написали люди из Оренбурга и попросили прислать им такую доску, он согласился, но возможности доставки у него не было. В итоге, нашелся депутат от «Единой России», который ехал из Москвы в Оренбург, а из Оренбурга в область согласились поехать волонтеры.

Один из клиентов Андрея Сережина, Андрей Корнторовский, заказавший для своих детей три доски, захотел участвовать в этом проекте. В итоге он заказал 5, потом 10, а сейчас уже 50 благотворительных бизибордов.

 — Когда я сделал первую доску, я чувствовал себя героем. Но сейчас, когда я собрал уже 80 бизибордов для детских домов, я понял, какая это капля в море, и какие могут быть трудности на пути к цели, в том числе и психологические, потому что желающих получить доски много, но надо определиться, кому их отдать, и приходится смотреть информацию о человеке, о фонде. Все это приходится пропускать через себя, — рассказал Андрей Сережин о своем опыте.

Андрей рассказал о своих сомнениях в том, стоит ли свое благотворительное дело придавать огласке, писать об этом в группе. В один день ему написала женщина, которая предложила отдать для бизибордов 50 раскладных стаканчиков. Андрей придумал новую игрушку из стаканчиков. О том, как они вместе с Андреем поехали в психиатрическую больницу для детей, рассказал Александр Гезалов:

 — Нас привели в зал, где не было ничего, а 30 детей сидели на полу. Около входа сидели две тетки на лавке и перегораживали детям выход. На вопрос, а почему в комнате ничего нет, они ответили, что дети же больные, им ничего нельзя. Представьте себе 30 детей, закрытых в пустой комнате? — живописал Александр Гезалов со свойственным ему артистизмом.

Когда дети бросились играть в эту доску со стаканчиками, работницы учреждения были крайне удивлены и сказали что-то вроде «ой, да они, оказывается, что-то умеют».

…и по удивительному стечению обстоятельств стаканчики эти вернулись, таким образом, к Александру Гезалову, который когда-то пожертвовал их для бездомных. Но на практике выяснилось, что из таких стаканчиков бездомные пьют водку и не стоит им их давать.

 — В тот день, когда я придумал доску со стаканчиками, я привез ее Александру Гезалову и рассказал о том, как с ней играть, как можно ее использовать в занятиях с детьми, потому что на каждом стаканчике нарисованы цифры, буквы, разные цвета и можно открывать стаканчики в разных комбинациях, играть на скорость — все это я ему подробно объяснил. На следующий день Александр поехал в детский дом и отвез туда доску, и тут же выложил видео в соцсеть — и я понял, история со стаканчиками сраобтала, — рассказал Андрей.

После этого Андрей сделал еще 18 таких досок из тех же стаканчиков, после чего развез их по детским домам вместе с Александром.

О том, откуда взялись раскладные стаканчики, Андрей рассказал Александру Гезалову по дороге в АСИ, где состоялось занятие Школы общественного действия 29 марта.

Репортаж Ольги Зябко

Фото: Игорь Ларин, Сергей Карпов

Все новости в программе: Святость материнства