«Не славы ради». Бахрушины жертвовали больше, чем стоила их недвижимость

28.02.2020
«Не славы ради». Бахрушины жертвовали больше, чем стоила их недвижимость

Однако искать его фамилию среди актёров или писателей – занятие бессмысленное. Алексей Бахрушин прославился не книгами и не ролями.

Он по мере сил собирал, хранил и сберегал всё, что касалось отечественного театра и литературы. Дело это скромное, незаметное и уж точно неприбыльное.

Если Алексей Александрович и имел с этого какую-то популярность, то она была скорее отрицательной. Сначала над ним откровенно издевались: «Окружающие смотрели на это как на блажь богатого самодура, трунили над ним, предлагали купить пуговицу от брюк Мочалова или сапоги Щепкина».

Да и потом, когда его литературная, драматическая и музыкальная коллекция уже стоила, по мнению западных экспертов, нескольких сот тысяч полновесных золотых рублей, истинной ценности того, что сделал Бахрушин, у нас не понимали. «Как гласный Думы, он предложил передать свой музей в собственность Московского городского самоуправления. Но маститые отцы города, лишь заслышав об этом, стали всячески отмахиваться от этой напасти. «Что вы?! Мы с третьяковским и солдатёнковским собраниями достаточно горя хлебнули. А тут вы ещё с вашим! Увольте, Христа ради!»

По слову брата

Между тем если бы Бахрушин действительно «уволил», то сбылось бы предупреждение его двоюродного брата и тёзки Алексея Петровича Бахрушина, который начал карьеру собирателя редкостей на несколько лет раньше: «Никоим образом не оставляй собрание своё… Потому что всё это пойдёт в продажу розницей за что попало». Мы действительно могли бы лишиться, например, дневников и записных книжек Грибоедова и Гоголя, писем Немировича-Данченко и Шаляпина, редких изданий пьес Пушкина и Островского, театральных работ Врубеля, Коровина, Билибина… Словом, того, что сейчас называют «сокровищами отечественной культуры».

И вот извольте. Корону не корону, но покупку, которая положила начало всей знаменитой коллекции, Бахрушин сделал именно на Сухаревке в грошовой лавке. За 50 рублей он приобрёл 22 замызганных портретика, которые вроде как показались ему родом из XVIII столетия. Спустя много лет граф Павел Шереметев, осматривая коллекцию Бахрушина, поинтересовался, откуда эти штучки. И когда узнал историю с Сухаревкой, просиял: «Их очень давно украли из Кускова. Это эскизы к костюмам Шереметевского театра, их делали в Париже! Я пришлю вам те, которые тогда не похитили, чтобы не дробить коллекцию». Это действительно были работы художницы Марианны Кирцингер – по ним шили костюмы, в которых на сцене блистала знаменитая Параша, крепостная актриса Прасковья Ковалёва-Жемчугова.

А вот ещё один совет: «В очень многом должно научиться ограничивать себя. Отказаться от ненужных трат, развлечений и удовольствий, лишних комнат в доме, богатых обедов и модных нарядов…»

Жадные благотворители?

Вообще-то об этом можно было бы и не упоминать. Вся многочисленная семья Бахрушиных жила именно так. Вот что говорил их знакомый, предприниматель Николай Варенцов: «Дела их шли весьма успешно, но москвичи не могли себе представить их богатства по скромности их жизни. Мне ни разу не пришлось видеть кого-либо из Бахрушиных в модных ресторанах… Когда богатые москвичи выезжали на гулянье в Сокольники или Петровский парк на своих рысаках, они отправлялись туда пешком».

Кое-кто их за это порицал. Известна история, когда театрал Василий Бахрушин, дядя нашего героя, в антракте достал из кармана яблоко. Кругом зашикали: «Стыдно миллионеру таскать с собой яблоки и бояться переплатить грош в буфете!» На что Василий Алексеевич спокойно заметил: «В буфете яблоко стоит столько, за сколько на рынке я куплю мешок. То, что я сэкономил, лучше пущу на благие дела». А газета «Новое время» и вовсе высмеивала их за скромность приёмных и офисных контор: «Одной из самых крупных и богатых фирм в Москве считается торговый дом братьев Бахрушиных… Владельцы – молодые ещё люди, с выс¬шим образованием, известные благотворители, жертвующие сотни тысяч. Дело своё они ведут хотя и на новых началах, т. е. пользуясь последними словами науки, но по старинным московским обычаям. Их, например, конторы и приёмные заставляют желать много лучшего».

Б-4.jpg

Находились злые языки, которые видели в этом кокетство. Но в реальности Бахрушины никогда не опускались до подобных дешёвых приёмов – им это казалось неприличным. Московский купец и бытописатель Павел Бурышкин составил своего рода табель о рангах московских предпринимателей. Так вот. Самыми уважаемыми были вовсе не самые богатые. А те, кто «постоянно участвовал в общественной деятельности и своей жертвенностью обессмертил своё имя. Это были: Морозовы, Бахрушины, Найдёновы, Треть¬яковы и Щукины». Но даже здесь особо выделяется одна семья: «У Бахрушиных в крови было два свойства: коллекционерство и благотворительность».

Больше, чем бизнес

Если посмотреть на наследие Бахрушиных, то не сразу сообразишь, что поставить на первое место. Да, Алексей Александрович оставил Бахрушинский музей. А его двоюродный брат Алексей Петрович свою коллекцию передал Историческому музею – один из читальных залов тамошней библиотеки долго ещё называли Бахрушинским. Но даже беглый взгляд на то, что эта семья сделала на ниве благотворительности, может привести в изумление. По воспоминаниям современников, «городская Дума устала уже их благодарить». С их именем связано создание четырёх театров, в том числе театра Корша (ныне Государственный театр наций). Бахрушины построили 10 профессиональных училищ, больницу для хронических больных (бывшая ГКБ № 5), первый в России детский дом семейного типа и 10 храмов. Кроме того, они регулярно помогали ещё 17 храмам и 3 монастырям. Всего же семья создала с нуля или принимала участие в создании более 100 (!) благотворительных учреждений.


Согласно семейной легенде, Бахрушины получили свою фамилию от касимовского татарина XV столетия Бахруша, который вроде как был знатным воином, «ближником» самого царевича Касима, что служил русским князьям. Насчёт воина – вряд ли. С чего бы это потомки воина стали торговать кожей и сукном? А вот с именем – скорее всего, правда. Есть такое имя – Бехруз. В переводе значит «преуспевающий». Но их преуспевание сегодня может показаться странным – они пожерт¬вовали на благотворительность более 6 млн руб. А недвижимое имущество их фирмы оценивалось в 5 млн руб. И тут уместно будет вспомнить финал письма Алексея Бахрушина своему двоюродному брату: «Не славы ради, не в поиске крестов и наград, а на пользу Отчизне и людям пусть служит всё наше великое богатство. И, может быть, спустя лет эдак сто, а то и более помянут нас потомки словом добрым, коль мы его достойны будем».

По материалам АиФ