Каждый из нас – часть народа с богатейшей историей и культурой

05.09.2019

Программа: Святость материнства

Каждый из нас – часть народа с богатейшей историей и культурой
Материал конкурса «Семья и будущее России»-2019
Аслижан Гисовне КУНАШЕВОЙ-ТХАГАПСОЕВОЙ из села Дыгулыбгей восемьдесят два года, она воспитала четверых детей, у нее тринадцать внуков и четырнадцать правнуков. После беседы с ней было одно-единственное желание - не уходить, задержаться рядом с ней как можно дольше. Никакого хаоса в мыслях. Гармоничный мир горянки, выстроенный с детства, четкий. Такие люди никогда не подвергают ревизии свои понятия из-за меняющихся реалий.

Вне возраста 

Она живет с младшим сыном Асланом, снохой Фаридой и их четырьмя детьми. Когда внучки заходят поздороваться, Аслижан поясняет: «Они даже на собственной улице многих не знают: в школу и обратно. Для девушек скромность – важная черта». Бабушка следит, чтобы внуки всегда были заняты делом. Дома и в саду идеальная чистота. Нам накрывают стол: практически ничего магазинного, все свое: мясо, сыр, фрукты. Во дворе дома мастерская, где работает сварщиком Аслан. Скамейки, которые сейчас устанавливаются в баксанском парке, – его рук дело. 
Не только сыновья-инженеры, даже дочери-врачи умеют делать обрезку деревьев, шить, а уж  кулинария – само собой разумеется. «Я горжусь не количеством своих родных, а качеством», - говорит Аслижан. Из тринадцати ее внуков одиннадцать уже получили высшее образование, двое - кандидаты наук. А с какой гордостью она рассказывает о своих братьях и сестрах! Хажисмель Тхагапсоев, работавший министром образования республики, - ее родной брат. Специализировался по точным наукам, защитил кандидатскую, а потом увлекся философией, доктор философских наук. Один из самых цитируемых философов России. 

В этой семье нет возраста дожития и тихого угасания, догорания. Все живут полноценно, ярко до последних дней. Старший брат Хасан в возрасте восьмидесяти восьми лет все еще ухаживал за своим садом. А сама Аслижан в шестьдесят семь лет увлеклась исламом. Она и до этого всю жизнь совершала намаз и была глубоко верующим человеком. Но вдруг возникло желание разобраться в исламе как в явлении. Прочитала разные переводы Корана, в том числе Валерии ПОРОХОВОЙ. Внучка – третьеклассница Диана однажды принесла бабушке подобранную в мусоре книгу М.Б. ПИОТРОВСКОГО «Коранические сказания», теперь это ее любимая книга. 
С внуками Аслижан умеет общаться на их языке, даже в города с ними играет. 

Стиль характера

Ее жизнь не была гладкой, но ни разу она не позволила себе опустить руки и сдаться. Когда у ее супруга Зульчифа КУНАШЕВА обнаружили туберкулез, ему было всего двадцать шесть лет. Он работал учителем в школе, с работы пришлось уйти. Врачи отправили его умирать домой. Тогда супруг сказал: «Возвращайся в родительский дом, ты красивая и молодая, еще устроишь свою жизнь. Но я хочу, чтобы у дочери моя фамилия сохранилась». Тогда мать нашей героини Дахапс ТХАГАПСОЕВА (в девичестве БЕКУЛОВА) дала дочери совет: «Лечи мужа сама, борись». Аслижан выпросила у технички в больнице шприц и начала сама колоть мужу антибиотики. Читала книги о травах, готовила из них снадобья, следила за его питанием. Детей каждое лето отправляла в противотуберкулезный санаторий «Звездочка», чтобы обследовать и укрепить иммунитет. Однажды забыла шприц на плите, и он расплавился, ситуацию выправил ювелир в Нальчике. Она смогла вытащить супруга из той беды, он даже вернулся в школу. Она подарила ему более пятидесяти лет жизни, он ушел из жизни убеленный сединой, увидев становление детей, рождение внуков и правнуков. 

Феноменальная память

Аслижан умела зарабатывать деньги: скооперировавшись с другими  женщинами, вывозила яблоки в крупные российские города, это был серьезный доход,  денег хватало на несколько месяцев. В женской команде обязательно был один мужчина. «Во всех городах, где мы продавали фрукты, я обязательно посещала достопримечательности», - говорит Аслижан и начинает прямо по датам рассказывать о памятниках архитектуры, скульптурах, поразивших улицах, пейзажах. В восемьдесят два года – такая память!

А еще она всю жизнь шила. Мать не разрешала ей подходить к ее «Зингеру», в ее отсутствие были сделаны первые строчки. Соседки узнали, что шитье ей дается, и стали делать заказы, она шила в основном юбки. А будучи замужем, шила брюки-клеш, это было время битлов, вслед за ними вся страна носила то клеш от колен, то от бедра. Над ее ручной машинкой «Подольск» было радио: да-да, то самое замечательное советское радио, столь памятное всем нам. Благодаря радио Аслижан помнит в деталях все знаковые события прошлого столетия.

Подвиг

Аслижан высоко ценит в людях способность отзываться на чужую боль. «Узнала из газет, что Мурат ХАЖИРОКОВ финансово помогал учиться слабовидящей Нафсет ЧЕНИБ в Америке, и стало так тепло на душе, так радостно! Если у тебя есть достаток, не хорони его от людей, не скупись, поделись. У меня родители были очень щедрыми. Расскажу один случай. В августе 1942 года в наше село вошли немцы. Помню, как два самолета летели низко над селом, а потом на них словно солнечные зайчики забликовали, они столкнулись и упали рядом с нашими домами. Было страшно. В те дни около нашего села Баксаненок проходила пехота, красноармейцы, и немцы на мотоциклах преследовали их, завязалась перестрелка. В это время там проезжала подвода с людьми, запряженная быком. Это были шесть женщин и один мужчина, балкарцы, они ехали домой в Жанхотеко, отработав на поле около Карагача. Все получили ранения, и люди направили их к нам. Помню, у одной женщины была рассечена нога, начиная с мизинца. У другой оторвана часть груди. Моя мать разбиралась в травах, умела дезинфицировать и лечить раны. Она достала из своих сундуков мягкие тонкие ткани и сделала перевязки. Но было понятно, что нужна помощь врача. Соседка сказала, что один из ее постояльцев-немцев - врач и немного говорит на русском. Моя мама тоже знала русский язык. И она решилась: пошла к немцу и попросила помощи. Она понимала, что рискует. Как ни странно, немец согласился помочь. Помню его: высокий, чистоплотный, красивый, звали Франц. Когда он был у нас, в соседней комнате заплакал мой шестимесячный брат. Франц попросил показать ему малыша. Увидев его, он сам заплакал, потом сказал, что дома у него тоже остался шестимесячный ребенок. Помню, как мама сняла наши марлевые занавески, прокипятила, высушила, а потом пустила как перевязочный материал. Франц каждый раз, навещая больных, приносил шоколадные плитки и давал поиграть на губной гармошке. Балкарцы выздоровели. Это была радость и для нас. А потом была депортация, и я часто думала: выжили ли в Азии спасенные нами люди? И однажды мне передали, что одна женщина на свадьбе рассказывала, как семья Тхагапсоевых в Баксаненке спасла их, обстрелянных и раненых. Мне даже дали ее адрес, но дети были маленькие и я не смогла ее навестить. Еще в годы войны на дом маминой сестры упала бомба, ее две дочери и сын тоже жили у нас. С нами еще жила тетя отца Куш. Она была снохой князей ТАМБИЕВЫХ, а после революции осталась одна. Мой отец и дядя построили ей дом, но она туда ходила только ночевать, а днем была с нами. Наш дом всегда был полон людей, мои родители любили всех угощать. Я думаю, это самая главная черта кабардинцев - доброжелательное отношение к людям, распахнутость сердец и дверей. Уважение к другому человеку, щедрость, милосердие были. Я прошу молодых помнить, что каждый из нас – часть народа с богатейшей историей и культурой. Я смотрю «Умники и умницы», как хорошо там выступают наши дети. Добрых дорог молодым, чтобы мы, старшие, радовались за них и гордились».

Мирзаят Байсиева

По материалам http://nalchik.bezformata.com