Двое в палатке, не считая собаки: в Баландино пара живет на берегу карьера

20.09.2019

Программа: Святость материнства

Двое в палатке, не считая собаки: в Баландино пара живет на берегу карьера
Материал конкурса «Семья и будущее России»-2019

На берегу старого мраморного карьера в селе Баландино Сосновского района Челябинской области разбит бивуак: легкая туристическая палатка, старое одеяло, рваная куртка, видавшее виды пальто, брошенное на пустое разбитое инвалидное кресло. 
Сентябрь не радует солнцем, поэтому обитатели палатки, закутавшись в какую-то одежонку, сидят внутри, согревая руки и ноги  теплом небольшой собачонки, не бросающей своих горе-хозяев и  верно охраняющей подступы к жилью. Местные жители не обращают на палатку внимания. «Те, кто в ней живёт, сами выбрали для себя такую жизнь. Им на ферме угол дали, работать предложили. Их на неделю хватило. Назанимали денег, бросили работу и ушли жить на карьер», – рассказывают жители села.
23.jpg
Обитатели палатки у местных ничего особо не просят. Первоначально, вообще, говорили, что  остановились отдохнуть. Наверное, чтобы не приставали.
Рыбаки, приезжающие на карьер половить окуней, тоже со странными типами не разговаривают. Живут и живут. Теперь же каждый выбирает по себе…
Но всё же нашлась жительница села с активной жизненной позицией: не должно быть так, как есть. Приехала на берег, попросила хозяев палатки выбраться наружу. Предложила помощь. Мужчине-инвалиду  предложила перебраться в хоспис, женщине, явно имеющей привычку пригубить спиртного, в приют. Собаку отпустить на волю.
И получила отказ. В завершение разговора последовали уверения о том, что обитатели палатки скоро уйдут.
Откуда и куда кочуют эти люди? В чём нуждаются?
Они живут впроголодь. Денег у них нет. Мужчина, зовут его Александр, давно лишился ног. Как это случилось, признаваться ему стыдно, поэтому он доверительно вполголоса рассказывает захватывающую историю про миссию за границей. И даже делает попытку отвернуть рукав тельника, чтобы показать татуировку. Но, засомневавшись в правильности татухи, не делает этого.
Женщина умолкает тоже. Наверное, поняли, слушатель им не верит. Насколько правдив другой, самый что ни на есть бытовой рассказ, трудно судить. Обитатели палатки жили  в Краснодарском крае. Но после  болезни мужу посоветовали сменить климат. Редчайший случай, когда климат Краснодарского края оказался хуже, чем климат Южного Урала или Алтая. Кроме смены климата, есть ещё одно обстоятельство. Безногий Александр стал обузой для нескольких родственников, выразивших желание владеть домом умершей матери, в котором долгое время мужчина проживал со своей женой.
Ольга уроженка Челябинска. Ей за пятьдесят. Она когда-то работала. И сейчас берётся за работу, но, видимо, порыв этот длится недолго. Ей очень хочется справедливости, которой в этой жизни, фактически, нет. Видимо, на фоне поисков справедливости, она не смогла обустроиться у родственников в Челябинске. Плохих слов о своей родне от неё не услышишь. Она говорит, что у них другой взгляд на мир. Поэтому они решили идти на Восток. Она  называет какую-то фамилию и коротко рассказывает, что тот человек добрался до Алтая, где нашёл для себя жильё и целебные травы. Им тоже, наверное, повезёт.
Сначала Ольге никак не хотелось сознаваться в том, что в данный момент они находятся в самом бедственном положении. С пропиской в паспортах, с кредиткой в сумке, по которой проблематично получать деньги. В Большом Баландино нет банкоматов.  В Долгодеревенском нет банкомата Краснодарского банка, клиентами которого горе-путешественники являются. На третье сентября они – граждане, не имеющие крыши над головой и средств к существованию.
Женщина искренне была обрадована, когда получила в руки пакет с продуктами. В первое воскресенье сентября она занялась обустройством территории: переустановила палатку, натянула все растяжки так, чтобы водонепроницаемые крылья смогли защитить  летнее жилище от дождя. Прибрала территорию: банки из-под консервов, пакеты,  пустые бутылки собрала вокруг своего бивуака, – все собрала в мешок для мусора.
Утром была искренне рада небольшой порции горячего чая. Тогда и сказала, что  получить приют в любом госучреждении, будь то хоспис или ночлежка, она может только вместе с мужем и собакой. На другое ни она, ни он не согласны. Но там как будто не слышат, говорят, что на работу в хоспис её взять не могут: нет прописки, и вроде, такие работники не особо нужны. Поэтому, Ольга и Александр были бы очень благодарны добрым людям, кто смог бы подарить им новое инвалидное кресло. Возможно, они продолжат свой путь на Алтай. Ещё они бы сняли угол.  Это в случае, если погода совсем ухудшится и нужно будет где-то зимовать. Домик в садах, который можно топить зимой, или дом, квартиру. В первый месяц заплатить за жильё они  смогут вряд ли. Но она обязательно, как только будет крыша над головой, устроится на работу.
Это, возможно, обязательно будет. А пока, если у вас есть возможность, просто накормите бездомных людей. Они не требуют деликатесов. Два стакана горячего чая, бутерброд, молоко, хлеб. Вы беднее не станете. Старики раньше говорили: «Дай Бог подать! Не дай Бог брать!». А судить, как они до такой жизни докатились и доказывать им то, что они алкаши и тунеядцы, уже поздно и бесполезно.
Станислав Ерёмин
По материалам газеты «Сосновская нива»