Анзер - место обретения внутренней поддержки

27.07.2017

Программа: Форпосты Православия

Анзер - место обретения внутренней поддержки

Вот уже несколько лет я участвую в организации молодежных труднических экспедиций на остров Анзер Соловецкого архипелага. Эти поездки ежегодно проводит Фонд Андрея Первозванного. Каждое лето на Анзере в течение десяти дней молодые люди из России, Сербии и Белоруссии трудятся над благоустройством Свято-Троицкого скита и прилегающей к нему территории.

Вот уже несколько лет я участвую в организации молодежных труднических экспедиций на остров Анзер Соловецкого архипелага. Эти поездки ежегодно проводит Фонд Андрея Первозванного. Каждое лето на Анзере в течение десяти дней молодые люди из России, Сербии и Белоруссии трудятся над благоустройством Свято-Троицкого скита и прилегающей к нему территории.

С пятнадцатого века на Соловки отправлялись русские монахи, первыми из которых стали преподобные Зосима, Савватий и Герман Соловецкие. Молитвы подвижников сочетались с постепенным и бережным освоением этой северной территории, которая пятьсот лет назад воспринималась как край земли.

Эта работа совершалась несколько столетий. В ней вместе с братией участвовали мирские люди, приезжавшие на Соловки со всей России. Их мужество и упорство, их стойкость в вере принесли достойные плоды, среди которых грандиозные каменные постройки, система дорог и каналов, развитие земледелия и промыслов.

_IGP5547.jpg

В двадцатом веке монастырская история Соловков была жестоко прервана. Северный форпост православия превратился в Соловецкий лагерь особого назначения. Было разграблено и разрушено многое из того, что с верой и любовью созидалось и сохранялось здесь. Из общероссийской святыни Соловки превратились в общероссийскую тюрьму и братское кладбище.

Остров Анзер находится в самой северной части Соловецкого архипелага. За ним открывается суровое и холодное Белое море. На Анзер уходили монахи-отшельники, желавшие подвизаться в одиночестве, на удалении от общежительного монастыря.

Постепенно на острове образовалось два скита: Свято-Троицкий и Голгофо-Распятский. Сегодня в них постоянно живут всего несколько монахов и трудников, остальные приезжают только на сезонные работы, временное трудничество и для паломничества. На острове, как правило, не благословляется проживание женщин, поэтому в состав наших экспедиций входят только мужчины.

История человеческого пребывания на острове — это воплощение того, на какие высоты веры, смирения и любви может подняться человеческий дух и в какие пропасти ненависти и жестокости он может упасть. Сам пейзаж острова впечатляет своим непривычным покоем. Здесь физически ощутимой становится любовь Создателя к своему творению. Прозрачные озера, изумрудная зелень леса, яркий ковер мха, размах строгого холодного моря. Кажется, что это место призвано напоминать о вечности, вдохновлять на то, чтобы неустанно трудиться ради обретения внутреннего мира, укрепления в вере и любви.

Свято-Троицкий скит, гравюра 19 века.jpg

Возможно, именно из-за этой особой атмосферы Анзера здесь веками продолжалось жестокое и непримиримое противостояние света и тьмы. Согласно повествованию Соловецкого патерика, сборника житий соловецких святых, эта борьба началось в XVII веке, когда первый анзерский монах преподобный Елеазар водрузил здесь деревянный крест и начал подвижническую жизнь. Его стали атаковать бесы, являвшиеся к нему в разных образах и нападавшие на подвижника с ужасающими воплями: «Зачем ты здесь? Это место наше!.." Преподобный Елеазар отвечал «Не ваше, но Христа Бога моего, и Богу угодно, чтобы я здесь жил». И так день за днём он отвоёвывал этот остров для всех, кто придет сюда впоследствии с чистыми намерениями. Постепенно на Анзер прибывали все новые и новые люди. Одним из них был постриженный здесь московский священник Никита Минов, ставший одним из самых значительных деятелей русской церковной и государственной истории — Патриархом Никоном.

Перелистывая страницы житий анзерских подвижников, впечатляешься тому, насколько тверды они были в своей вере и готовности идти до конца по выбранному пути. Они напоминают воинов, ведущих в жёстких северных условиях свою невидимую брань, основанную на непрестанной молитве за себя и мир, физической работе и суровом посте. Имена многих из тех, кто подвизался здесь, сегодня неизвестны. Но ведь не ради человеческой славы претерпевали они все лишения и трудности иноческой жизни.

В XVIII веке анзерскому подвижнику Преподобному Иову явилась Богородица, предсказавшая, что здесь пострадает множество русских людей. Пророчество в полной мере сбылось в XX веке. С 1924 года на Анзере действует IV отделение Соловецкого лагеря особого назначения. Здесь с людьми обходились особенно жестоко, по отношению к заключенным применялись самые изощренные пытки.

_IGP6218_2.jpg

Духовная борьба анзерских монахов сменилась борьбой за физическое и духовное выживание узников гулаговских тюрем. Истории, которые рассказывают на Анзере о тех временах, ужасают своей нечеловеческой жестокостью — раздетых людей зимой выгоняли на лютый соловецкий мороз, летом мучали полчищами комаров и мошки, стариков запрягали в упряжку вместо лошадей. У подножия горы с символическим названием Голгофа располагалась больница, которая была местом медленной и мучительной смерти для множества больных, голодных и истерзанных людей.

Соловки — это место непрерываемой духовной традиции. Вместе с огромным количеством людей самых разных вероисповеданий и убеждений здесь пострадало множество православных монахов, священников, мирян, многие из них приняли мученическую кончину, исповедуя Христа собственными страданиями за Него.

Сегодня идет борьба за возвращение Анзеру его первоначального назначения. В этом преодолении наследия советского периода принимают участие и анзерские монахи, и прибывающие сюда паломники, и все, кто трудятся на этом месте и молятся за то, чтобы остров и впредь сохранял себя в качестве живой святыни русского Севера, места молитвы и труда.

IMG_0158.jpg

Не редко светским людям сложно понять, зачем существуют монашество и монастыри, в чем смысл ухода из общества молодых, здоровых мужчин и женщин, которые могли бы рожать детей, деятельно помогать ближнему, созидать нечто социально важное. Нет ли здесь своеобразного эгоизма? Не лучше ли усилия и средства, выделяемые на монастыри, тратить на благотворительность, помогать тем, кто реально в этом нуждается?

Монастырь является своего рода духовным камертоном для остального мира, монастырь призывает к истинным целям жизни, к победе над страстями, к преодолению иллюзий и внутренней суеты, в монастыре совершается молитва за весь мир. Оказываясь, здесь ты вновь и вновь вспоминаешь о своем изначальном предназначении, о своих подлинных задачах. Монастырь на многие века остается местом духовного просвещения и исцеления. Кроме этого, монастыри не редко заботятся о сиротах, инвалидах и престарелых людях.

Возможно, именно из-за непонимания смысла существования монастыря, современная история Соловков полна противоречий. Предприимчивые деятели рыночной экономики увидели в этом уникальном месте возможность эффективного развития туристического бизнеса. Сегодня происходит напряженное противостояние двух стратегических взглядов на будущее Соловков. Международный курорт или живая святыня? Место отдыха и развлечений или место молитвы и покаяния? Пока эти вопросы остаются открытыми и окончательный выбор не совершен.

Конечно же, посещение Анзера и работа в его скитах для любого человека — не просто туристическая поездка. Трудничество в этом месте, судьба которого насквозь пропитана молитвой и страданием влияет на человека, изменяет его внутренний мир. И вместе с этим поездки предоставляют возможность осознанного участия в процессе русской истории, в которой многолетнее созидание сменяется стремительным разрушением, а разрушение — постепенным восстановлением разрушенного.

В наши экспедиции отправляются самые разные люди, среди них есть как православные верующие, так и те, кто далек от Церкви, но стремится новому опыту.

Сутки в плацкартном вагоне, несколько часов на катере — и мы оказываемся на Анзере. Условия проживания на острове не самые комфортные, но и не совсем спартанские: кельи, которые на своем веку побывали и камерами заключенных и складскими помещениями, двухэтажные дощатые нары, трапезная с печью, на которой участники экспедиции сами готовят себе пищу, простая русская баня.

Работа на Анзере довольно тяжелая и, на первый взгляд, не самая привлекательная: разбор строительных завалов, заготовка дров, ремонт дорог. Для людей, не привыкших к физическому труду, подобное времяпрепровождение даётся не так просто, особенно учитывая сколько летом на острове комаров и мошки. Даже для полностью одетого человека это большая проблема. Трудники спасаются от насекомых всеми возможными способами, начиная от специальных сеток-накомарников и репеллентов, и заканчивая разведением костров-дымовух рядом с местом работы.

_IGP5825.jpg

Каждый из трудников привозит с острова свой образ Анзера: для кого-то это место, где можно идти много часов и не встретить ни одного человека, кому-то запомнятся ночные многочасовые богослужения в Голгофо-Распятском скиту, где братия поёт знаменным распевом, кому-то важен сам опыт преодоления трудностей — тяжелая физическая работа.

В сегодняшнем мире становится популярен так называемый «духовный туризм». Люди оправляются в уникальные места, чтобы обогатиться тем, что они понимают под «духовностью», «почистить чакры» или «зарядиться положительной энергией».

Для православных людей Соловки являются духовной лечебницей. Но любое хорошее и грамотное лечение всегда предваряется правильно поставленным диагнозом, и поездка на Анзер по-своему напоминает посещение точного и честного диагноста.

На Анзере с его уникальной красотой и пронзительной судьбой у человека появляется возможность немного приблизиться к тому, чтобы увидеть свое реальное духовное состояние. Этот диагноз может быть не всегда утешительным, но все же располагающим к активному стремлению стать лучше. Пребывание на Анзере даёт возможность увидеть в себе возможно не самые приятные стороны, которые вне острова могли успешно маскироваться под такие поощряемые сегодняшним обществом качества как амбициозность, стремление к успеху, особым образом понятое чувство собственного достоинства. На языке православной традиции эти качества обретают иные названия: гордыня, тщеславие и себялюбие.

Для очень многих Анзер становится местом обретения внутренней поддержки, разрешения многих противоречий, там убеждаешься в том, что наши молитвы достигают своего адресата, что Бог слышит нас, любит нас и готов к тому, чтобы помогать нам. Иногда, чтобы вспомнить это, нам необходимо вырваться из привычного окружения, собрать свою волю для того, чтобы выйти на встречу к Богу. И тогда мы убеждаемся в том, связь человека и Бога — это не ушедший в прошлое «религиозный предрассудок», но живая реальность, на которой может основываться вся жизнь.

_IGP6307.jpg

Непрерывная суета большого города, огромные массивы получаемой информации, общение с использованием всех возможных технологий не всегда располагают нас к тому, чтобы быть внимательными к собственной внутренней жизни, к тем процессам, которые осуществляются в нашей душе. Создается ощущение, что современный человек, замыкаясь на собственных потребностях, интересах и амбициях, одновременно с этим совершает побег из дома своей души. Это происходит с нами, когда мы рассеиваем собственное внимание в потоке ярких внешних раздражителей, в мегабайтах прочтенных текстов, в обсуждениях сотен значимых и не значимых тем в блогах и социальных сетях.

Наверное, главное, что происходит во время экспедиции — это получение особого опыта проживания собственной жизни: менее суетливого, более внимательного по отношению к самому себе. Само общение с анзерскими монахами является важным опытом, так как эти люди живут с другой мерой включенности в жизнь.

Молодые интеллектуалы из современного мира с его обилием информации и общения попадают в место тишины и безмолвия, где даже звонок по мобильному телефону становится сложной задачей — на острове связь работает только в нескольких местах. Вместо общения со всем миром здесь предлагается общение с несколькими трудниками, монахами, самими собой и Богом.

Пребывание на Анзере, безусловно, становится своего рода уроком. В чем же он заключается? Сложно ответить за всех, скажу за себя. На Анзере понимаешь, что высокие устремления предполагают совершение усилий, протяженных во времени. Это не самое простое занятие, оно может быть символически сравнимо с ремонтом размытых соловецких дорог, перетаскиванием тяжелых камней, разбором груд строительного мусора. Двигаясь по этому пути, убеждаешься в том, что в одиночку, самостоятельно этот путь непреодолим. Ты обращаешься за помощью, и это подобно крику жаждущего, которому необходима вода. И в такие мгновения ты убеждаешься в реальном присутствии Бога в твоей жизни.

Павел Федосов

_IGP6321.jpg