Антонов: «Родительский труд – это такой же профессиональный труд»

14.10.2019

Программа: Святость материнства

Антонов: «Родительский труд – это такой же профессиональный труд»

Выступление на конференции «Святость материнства» в 2018 году

Заведующий кафедрой социологии семьи и демографии социологического факультета Московского государственного университета имени Ломоносова, доктор философских наук Анатолий Антонов, научный руководитель программы Фонда Андрея Первозванного «Святость материнства»

Мою задачу облегчил Олег Юрьевич Атьков. Он показал цифры, связанные с воспроизводством населения у нас в стране. Эти цифры говорят о том, что нам предстоит очень тяжелое десятилетие. Семья является основным институтом воспроизводства населения, но находится сейчас в общественных системах, которые ориентированы на индивида, на одиночку. Собственно говоря, семейный кризис, все те негативные процессы, которые мы наблюдаем, связаны с дефицитом людских ресурсов из-за сверхнизкой рождаемости. Как сказал один наш современный демограф, противостоять сверхнизкой рождаемости, когда две трети, три четверти семей в семейной структуре являются однодетными, не может никакое понижение смертности. Только бессмертие может сегодня обеспечить нам компенсацию той рождаемости, которую мы сейчас имеем.

Совсем недавно у нас было 1,8 рождений на одну женщину. За два года этот коэффициент упал. Сейчас 1,6. Будет наблюдаться снижение дальше. Наверное, мы опять вернемся к коэффициенту 1,3, 1,4. Это стремительное уменьшение численности населения. Если эта ситуация сохранится достаточно долго, то через 50 лет население страны сократится ровно на половину. Неизбежно встает вопрос. Или мы стимулируем семью как основной институт воспроизводства населения, пытаемся добиться, по крайней мере, простого воспроизводства населения, для которого надо, чтобы половина семей была трехдетной, или мы пускаем все на самотек. 

Надо прекрасно понимать, что в современных социальных системах правит бал экономика. Главная ориентация в экономике на прибыль. Никакой ориентации на человека, на индивида, на детей нет. Зарплаты платятся людям с разным числом детей за какие-то профессиональные достижения. Это совершенно неправильно, потому что не учитывается родительский труд. У нас сейчас в стране появилась школа – Уральская сибирская экономическая, в которой говорят, утверждается та мысль, что родительский труд – это такой же профессиональный труд. За него надо платить деньги. В ситуации, когда население убывает, людской дефицит является серьезнейшей проблемой, надо переходить и к этому. 

Сначала, по всей вероятности, надо добиться того, чтобы в семьях с тремя и более детьми, поскольку нам нужен третий, четвертый ребенок, то именно здесь надо добиться профессионализации родительского труда за счет выплаты не маленьких пособий на детей. Современные пособия на детей. У них, кстати говоря, много противников. У материнского капитала и детских пособий. Эти пособия, конечно, сейчас в этой ситуации, если продолжать эту политику, их надо увеличивать. Они потеряли свой вес в сравнении с тем периодом, когда они были введены. Надо увеличивать. Но никакое увеличение этих пособий не прибавит нам числа детей, потому что эти пособия ориентированы на облегчение жизнедеятельности семей при наличии имеющейся у населения потребности в детях. Эта потребность сейчас не выходит за пределы двоих детей. 

Президент в 12-м году сказал, что нам надо трехдетную семью. Главная головная боль науки, как эту потребность повышать. Народ справедливо все редуцирует к экономическим условиям жизни, к жилищу. Нужен какой-то дом, безусловно, квартира. Никуда от этого не денешься, если речь идет о трехдетной семье. И какой-то доход.

Я везде выступаю, все время говорю, что с советских времен, а этот депопуляционный режим рождаемости в Советском Союзе начался в 1964 году. Все наказания за рождение детей переходят. Правительства меняются, а отношение к семье, антисемейное отношение сохраняется. Любое рождение ребенка, вы начинаете больше платить за коммунальные услуги. Мы, демографы, социологи, все время говорим о том, что надо отменить. Не хотят чиновники этого отменять. Вот конкретный пример. На словах все за семью, а на деле по таким мелочам это явно антисемейная политика, которая ведет к тому, что каждое рождение ребенка является экономически непросто невыгодным, оно является экономически вредным. Здесь надо похвалить нашего человека. Несмотря на то, что абсолютно иррациональным является деторождение у нас в стране, вопреки всякой экономической логике мы продолжаем рожать детей. Это хорошо с точки зрения того, что народ так себя ведет. Но как долго это будет продолжаться? Вот в чем вопрос.

Первое наше требование и рекомендация во всех программах, которые мы направляем Правительству, это добиться того, чтобы в семьях с тремя и более детьми при рождении детей не уменьшался душевой доход семьи. Сейчас на контроле в государстве является прожиточный минимум индивида, работника, индивидуальная зарплата одиночки. Неважно, какой у него семейный статус, сколько детей. Эти вещи, которые разрабатываются научными экономическими институтами, просчитывается этот прожиточный минимум, продовольственная корзина, во всех этих расчетах и калькуляциях абсолютно игнорируется семья. Если мы поставим вопрос так, чтобы на контроль был поставлен душевой доход, допустим, десять тысяч на одного члена семьи. При рождении детей не должен уменьшаться душевой доход семьи. 

Если вы это сделаете, то вы увидите, что если на контроле будет стоять душевой доход, то при рождении каждого очередного ребенка, хочешь, не хочешь, и бизнесменам, и на государственных предприятиях родителям надо повышать зарплату, чтобы сохранить душевой доход. Никто этого делать не хочет. Задача так не ставится. Именно поэтому мы говорим, что мы живем в этой капиталистической системе, которая ориентирована на прибыль, которая существует на эксплуатации семьи как социального института, который находится в неравном положении по отношению к государственным институтам. Эти институты эксплуатируют семью. 

Представьте себе идеальную ситуацию, что с завтрашнего дня мы создали крепкую семью с 3-4 детьми. Нам надо 35% трехдетных семей, 14% 4-детных семей и 2% пять и более детей. Тогда у нас все будет хорошо с воспроизводством населения. Население России не будет уменьшаться. Если мы создадим такую ситуацию, посмотрите, что тогда произойдет в стране. Все так называемые перевоспитательные учреждения – колонии разного рода, тюрьмы, школьные, детские учреждения, которые ориентированы на воспитание детей, где наших детей воспитывают чужие дяди и тети, которые не любят детей так, как любят их родители. За исключением отдельных патологических случаев основная масса родителей – это нормальные родители, которые любят своих детей. Эту родительскую любовь никакой чужой дядя, тетя не заменит. Дети это чувствуют, все это знают. В этой ситуации очень многие люди теряют работу.

У нас есть такая тема. Тема, связанная с семейным образованием. Нам надо добиться того, чтобы семейное образование вернулось в семью. Кризис и деградация института семьи приводят к тому, что сейчас наши дети вырастают в отрыве от чисто семейного воспитания. Я вижу, как очень многие представители школьной системы образования восстают против того, чтобы на дому в семье появилась школа. Сейчас в мире несколько миллионов детей учатся, где отец и мать являются учителями своих детей. Надо сделать так, чтобы отец и мать были воспитателями своих детей, как в детском саду, учителями.

Почему мать-одиночка сейчас получает больше пособие, чем мать в семье, где имеется муж? Зачем мы делаем ориентацию и фокусировку на неполную семью? У нас из 40 миллионов семейных ячеек только 17 миллионов полных семей, где отец, мать и один ребенок. Две трети семей с одним ребенком. Эту ситуацию, конечно, надо менять. Надо ее исправлять. Надо добиваться того, чтобы на контроль был поставлен душевой доход, а все расчеты делались применительно к семье. 

Надо также понимать, что семья является источником самосохранительного поведения. Только образцы поведения, которые дает семья, по сохранению своего здоровья, по развитию навыков здорового образа жизни, они формируются в семье. Мы должны понимать, что без семьи мы эту задачу не решим. Министерство здравоохранения занимается ремонтом наших соматических особенностей, нашего телесного строения. Медицина ориентирована на ремонт, на лечение. Профилактикой как таковой она не может заниматься. Профилактика – это общесоциальная задача, где ключевым институтом является семья. Для того чтобы развивать формы семейного образа жизни, чтобы всей семьей мы культивировали форму поведения, направленную на здоровье население, на продление человеческой жизни, тогда мы добьемся успеха.

Последнее, что я хочу сказать. Прошло 120 лет с 1896 года, когда человек в 60 лет, прежде всего, мужчина (у нас в стране это такая проблемная категория) достигал пенсионного возраста. Тогда не было пенсий в современном смысле. Возраст дожития, предстояло дожить 60-летнему российскому мужчине 13,5 лет. В 2004 году у нас в России предстояло прожить 60-летнему мужчине 14 лет. Никаких изменений. Сейчас пришла демографическая волна с 2006 года по 2015. Правительство профессионально, умело использовало эту демографическую волну. Были введены детские пособия, материнский капитал. 

Надо отдать должное правительственным чиновникам. Они прислушались к рекомендациям демографов. Нам удалось повысить коэффициент рождаемости и продлить продолжительность жизни. В основном за счет резкого сокращения младенческой смертности до года. Сейчас мы сократили до 5 рождений на 1000. Это хорошее достижение. Но дальше так быстро нам не удастся понизить младенческую смертность. Тем более, есть сомнения по поводу учета младенческой смертности, мертворождаемости в регионах. Некоторые по старинке, по советским правилам исчисляют эту младенческую смертность, занижают ее. Именно поэтому у нас получился такой прогресс средней ожидаемой продолжительности жизни по двум полам 72,5 года. Мы вышли на мировой уровень. Преподносится это таким образом, что это колоссальное достижение. Это на десять лет меньше, чем в Японии. Наши мужчины живут на 17 лет меньше, чем в Японии. Сейчас мы получили за 120 лет приращение для 60-летних мужчин всего лишь на 2,5 года. Стал больше возраст дожития. У женщин на 4. Для того чтобы выйти на рубеж на 80 лет, выйти за десять лет, когда мы шли к этому сто лет, это колоссальная задача. Надо крепко подумать, как нужно это делать с учетом того, что главным фундаментом этой самосохранительной политики должна стать семья.

Получается так: с точки зрения здоровья и продолжительности жизни мы обращаем свое внимание на семью, на институт семьи и видим, что без ее усиления нам не обойтись, не добиться этих успехов. С точки зрения обеспечения трудоспособного контингента мы видим, что без рождаемости не будет никакого трудоспособного контингента. Можно сколько угодно манипулировать возрастными категориями, но только рождаемость обеспечивает нам трудоспособное население. Мы вновь и вновь обращаемся к тому, что семья – это самый главный институт в современном обществе, но отношение к этому институту в значительной степени (я имею в виду структуры административно-чиновничьей) остается.

В заключение. Поскольку я занимаюсь литературной деятельностью, в этом году к 1 июня ко Дню защиты детей я напечатал в «Литературной газете» демографическую поэму в сокращенном виде. Она у меня больше, чем напечатано в «Литературной газете». Я хочу прочитать одно небольшое стихотворение из этой поэмы. Тем более, что совершенно огорчительно и печально, эти стихи перекликаются с той трагедией, которая произошла в Керчи, с трагедией, которая произошла в Кемерово, где погибло очень много детей. Стихи, посвященные этим трагическим обстоятельствам нашей жизни.

Всем пережившим смерть детей

И ставшим тенями теней,

Живым надгробиям могил,

О Боже, выбрать помоги

Путь памяти, пресветлый путь.

Не в прошлый рай,

Что не вернуть, 

Не в мир стенаний о былом, 

Не в край отчаянья,

Не в слом душевных сил, 

Не в пропасть слез,

Не в горя скользкого откос,

Не в миг, развернутый назад,

Не в мир родительских услад,

А к свету душ, взнесенных ввысь,

Чтоб длилась сорванная жизнь.

В пульсе матери, отца

Детей их хрупкие сердца

Свой обретали ритм родной.

Ребенок до тех пор живой,

Пока в потоке дней и лет

Его семье исхода нет.

И будущее смеет быть,

Коль род сумеем не сгубить.

Покуда есть еще семья,

В бессмертие пребывает «я».

Спасибо за внимание.